aif.ru counter
09.05.2019 12:00
125

Жизнь и смерть капитана Корнева

Макс Молотов / АиФ

В государственном архиве Хабаровского края хранится немало документов военной поры. Помимо вполне официальных бумаг, циркуляров и документов, архив хранит поистине бесценную человеческую летопись – переписку фронтовиков с семьями.

Таких папок немного. В основном их передали семьи солдат и офицеров – уже в последней трети ХХ века. В обычных, бытовых, но пронзительных в своей простоте словах раскрываются судьбы воевавших людей, которых осталось уже так мало. Об одном из таких дальневосточников – Моисее Николаевиче Корневе – мы и расскажем.

Связист

Моисей Корнев был кадровым военным, капитаном РККА. В адское лето 1941 года его, как и многих других дальневосточников и сибиряков, бросили защищать Москву. Моисей Николаевич был не просто связистом, а связистом на передовой – он служил в отряде глубокой разведки.

По сути, связисты на передовой – особенно в 41-м году – были смертниками. Четверо из пяти погибали в первом бою. Моисей Корнев выжил. Он участвовал в нескольких рейдах в тыл врага. Группа, в которую он входил, отличалась высокой эффективностью.

Капитан часто писал в Хабаровск. В архивном деле сохранилось лишь пара ответов его жены Лидии, отправленных на фронт. Обратная связь плохо работала, посланное из Хабаровска письмо воющему мужу могло месяцами путешествовать за ним по постоянно изменяющимся местам его дислокации.

Надежда

«Милая Лида! За меня не волнуйся, я здоров так, чтобы продолжить борьбу с озверелым фашистом. Я останусь жив, ты в этом не сомневайся. И мы встретимся – это так и будет. Милая Лида, поцелуй детей и скажи, что целует их папа», - пишет капитан Моисеев в середине августа 1941 года.

В ответ жена Моисея Николаевича рассказывает в письме, что здесь, в тылу от голода они не страдают. Но ей постоянно приходится подтверждать, что она – жена офицера Красной Армии. Он пытается её успокоить, мол, неразбериха с документами скоро пройдет – уж больно внезапно началась война. Но она закончится, и они увидятся вновь уже в другой – мирной жизни.

В других письмах Корнева звучит все та же тоска по оставленным далеко родным, вера в то, что он останется в живых, а еще настоящая человеческая непримиримость к фашистам. Ненависть к врагу, обличенная в кажущиеся сейчас штампованные, патетические фразы – не пропагандистское клише. Люди действительно так думали, мыслили и изъяснялись в разговорах и письмах именно так. «Озверелые фашисты», «Бьёмся насмерть», «Наше дело правое», «До последней капли крови», «Фашистские людоеды» - встречается в корреспонденции повсеместно.

Подвиг

Переписка капитана Корнева с семьей продолжалась чуть меньше полугода. Затем письма с фронта перестали приходить. В самом конце 41-го года Лидия Корнева получила похоронку. А под самый конец 1942 года ей пришло еще одно письмо. Его писал однополчанин и ближайший боевой друг капитана. Вот, что было написано в этой бумаге ровным, почти каллиграфическим почерком:

«Здравствуйте Лидия Афанасьевна. В настоящее время я нахожусь в тылу, в госпитале. Я опишу вам, как погиб ваш муж. Это было в ноябре 41-го, число не помню. Мы с Моисеем выполняли одно задание, были вместе дней 20 (оба ходили в глубокую разведку далеко за линию фронта, - авт.) Шли напряженные бои под Москвой, на нашем участке возле станции Наро-Фоминск. Получили у командира новый приказ. По нему мы должны были с разных сторон приблизиться к деревне К., там встретиться и наладить связь с нашей частью. Перед расставанием Моисей сказал мне: «Ну, Савелий, всё – дальше от Москвы мы уже отходить не будем. Помрем, но не отойдем». Я, говорит он, чувствую, что живым из этого боя не выйду. Перед тем как пойти на задание, мы заплакали, обнялись, поцеловались и расстались. О его смерти я узнал на следующий день. В здание, где прятался он с двумя офицерами, попал снаряд. Их завалило обломками. Спутников Моисея ранило легко, а ему поломало обе руки, ногу и пробило голову. Какой-то боец вытащил вашего мужа из-под завала и на себе дотащил его до Москвы. Он лично принес его в Басманную больницу. Там капитан Корнев скончался во время операции.

Мужайся, Лида. Я скоро еду опять на фронт. Клянусь за него, моего друга, за вашу утрату, за ваших хороших детей за нашу будущую счастливую жизнь, я своей жизни не пожалею».

Красноармеец

Сегодня достоверно известно, что действия части, в которой служил капитан Корнев, внесли значительный вклад в успешную оборону Москвы. Первые кошмарные полгода войны были отмечены массовым героизмом советских воинов. В те дни Героя Союза давали нечасто, но действия группы Корнева были однозначно расценены как героические. Об этом говорит то, что о факте выполнения этой группой поистине самоубийственного задания (группа смогла обеспечить связью наблюдателей и корректировщиков артиллерийского огня, - авт.) написала не просто фронтовая, а общесоюзная газета «Гудок». По-настоящему талантливый журналист раскопал эту историю среди тысяч других, и в №144 от 10 декабря 1941 года напечатал материал «Красноармеец». 

КСТАТИ
Среди нескольких миллионов защитников Родины было не менее 50 тысяч человек, призванных из Хабаровска, при том, что численность населения города на 1 января 1939 года была 199,2 тысяч человек - то есть воевала четверть населения Хабаровска. Из Хабаровского края на фронт ушло около 150 тысяч человек.

Это статья о двух людях – капитане Корневе и рядовом Иване Гончаренко. Солдат руками откопал смертельно раненого разведчика и, несмотря на просьбы оставить его умирать, больше трех десятков километров нес его на спине до Москвы. По пути они натолкнулись на немецких автоматчиков. Гончаренко закидал их гранатами, положив, как отмечено в материале, около десятка фашистов. В Москве его останавливали военные патрули и предлагали сдать раненого офицера. Гончаренко им отказывал и продолжал тащить командира до больницы.

В статье напрямую не сказано, откуда взялся Иван Гончаренко. Однако по тону материала понятно, что солдат, скорее всего, находился в составе разведгруппы. И спасал Корнева потому, что тот пользовался у соратников огромным уважением.

Память

Дальнейшая судьба Гончаренко, однополчанина Савелия, офицеров, выполнявших вместе с Корневым задание, неизвестна. Они могли умереть за Родину. Или остаться жить – за Родину. Нам, их потомкам остается напряженно замирать над пожелтевшими листами их писем в тишине архивов. А еще помнить и вытаскивать на свет божий истории – такие как история капитана Корнева, чтобы передавать своим потомкам пример того, как нужно жить.

Именно так и сделала в середине 80-х годов дочь Моисея Николаевича Корнева Валентина Мирошникова. Она написала биографию отца, собрала его письма, фотографии и передала в государственный архив Хабаровского края.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество