aif.ru counter
119

Бить любимых - уголовно наказуемо, предупреждает хабаровский адвокат

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 16. "АиФ-Дальинформ" №16 15/04/2015
Станислав Ломакин / АиФ

  У домашнего насилия много ликов. Родители могут бить и унижать ребёнка, взрослые дети, бывает, издеваются над старенькими родителями, но самый распространённый вариант - один из супругов, чаще муж, избивает другого.

  Совершенно не желая скатываться до уровня «все мужики - козлы, все бабы - стервы», предлагаю поговорить о правовом аспекте бытового насилия и его последствий на примере реальной жизненной ситуации. Разумеется, имена главных героев изменены.

Любовь зла…

  Хабаровчанка Анна познакомилась с Игорем по интернету. Красавцем мужчину назвать нельзя, но женщину привлекла его манера общения - простая и откровенная. Встречи в скайпе (Игорь жил в другом городе) плавно перешли в личные встречи.

  «В какой-то момент он предложил съехаться. Конечно, он приехал ко мне - у меня здесь работа, жильё, а он там жил на съёмной квартире, постоянной работы не имел», - вспоминает Анна. - Об официальной женитьбе речи не шло, мы просто стали жить вместе».

  Первый скандал произошёл через два месяца после начала совместной жизни. Игорю не понравилось, когда Анне позвонил коллега и поздравил с днём рождения. Мужчина впал в ярость, наговорил подруге гадостей и ушёл. Растерявшаяся Анна сидела на диване и думала: «За что?». Потом мысли перешли в другое русло: «А, может, Игорь прав? В конце концов, я же с ним живу, он мужчина, это нормально, когда мужчина ревнует». В тот раз они быстро помирились. Но это было лишь начало.

  «Он стал искать повод для ссоры, при малейшем разногласии угрожал самоубийством. Бежал в ванную вешаться или звонил с работы и говорил, что сейчас броситься под бульдозер (в Хабаровске Игорь устроился на стройку - прим. авт.). Я каждый раз боялась, что он действительно это сделает», - похоже, Анна искренне верила в этот спектакль.

  Одними угрозами свести счёты с жизнью дело не ограничилось, Игорь стал избивать подругу. Причём делал это грамотно, без следов.

  «Мне было стыдно кому-то жаловаться, ведь я же сама этого мужчину выбрала, - поднимает плечи Анна. - К тому же он уверял, что мне никто не поверит, следов нет. Так мы почти два года прожили».

  К весне 2015 года терпение у женщины иссякло. Как-то утром она объявила Игорю, что им пора расстаться и ушла на работу. Чего больше испугался сожитель - разлуки с любимой или перспективы вернуться в свой небольшой городок - решайте сами, но как только Анна вернулась домой, набросился на неё с кулаками.

  «Я старалась не кричать, стыдно было перед соседями, но потом поняла, что если не позову на помощь, он меня убьёт. Бросилась к окну, а он меня не пускал, отбрасывал вглубь комнаты, - Анна говорит отстранённо, будто всё это было не с ней. - И всё-таки шум в нашей квартире привлёк внимание, в дверь стали звонить и стучать. Мне удалось вырваться и открыть дверь».

  Анна уже почти забыла испытанные боль и страх. Единственное, что осталось в памяти от того дня - ощущение свободы. Пусть такой ценой, но она вырвалась.

  «Через неделю приехала с отцом вещи забирать. У меня пол лица заплыло, еле стою на ногах. Игорь на меня смотрит и говорит «А ты, что, мириться со мной не будешь?». Ни «прости», ни «как я мог так с тобой поступить», ни сожалений», - недоумевает Анна.

«Большой брат» поможет

  Уголовный кодекс не использует понятие «домашнее насилие», есть общая норма - статья 116 «Побои», если вред здоровью был нанесён существенный, то применяются статьи 111, 112, 115 - нанесение вреда здоровью разной степени тяжести. Основной документ в суде - справка от врача, также очень важны показания свидетелей.

  «Ситуация довольно типична. Кстати, вы удивитесь, но случаи, когда жена бьёт мужа, нередки, - комментирует историю Анны Александр Яхин, хабаровский адвокат. - Не буду рассматривать варианты болезненной зависимости жертвы от насильника, этим занимаются психологи и психиатры. С точки зрения закона скажу - зачастую люди продолжают жить вместе из-за жилья».

  Классический вариант - один из супругов приехал из деревни, идти ему некуда, только домой возвращаться. А там, особенно в отношении женщин, включается «общественное мнение», о котором речь шла выше.

  «Если пострадавший подал заявление в полицию и готов добиваться наказания обидчика в суде, есть вероятность, что другая сторона начнёт преследование. Применительно к случаю Анны, мужчина может прийти к ней домой. Есть конституционная норма о неприкосновенности жилища, но доказать, что человек вошёл в ваш дом против вашей воли очень сложно, - продолжает адвокат. - В такой ситуации я бы рекомендовал сделать видеозапись на мобильный телефон или видеорегистратор. Нужно сделать заявление «Я возражаю, чтобы вы заходили в мою квартиру». Если нежеланный гость всё-таки зайдёт, то можно подавать заявление в Следственный комитет».

  Многих супругов крепче брачных уз и детей связывает ипотека.

  «Тут возможен раздел совместно нажитого имущества с закреплением 1/2 доли в квартире, - рекомендует Алксандр Яхин. - Подводных камней хватает, часто остающийся в квартире супруг боится, что ушедший перестанет платить по кредиту. Тогда вариантов два. Либо из последних сил вносить платежи за двоих, а потом через суд добиться их возмещения или передачи жилья в его единоличную собственность. Либо… тоже не платить, дождаться пока банк изымет квартиру, и остаться без жилья и денег».

  Впрочем, общих рекомендаций нет. С каждым конкретным случаем надо разбираться отдельно, считает адвокат. У Анны, уверен Александр, всё будет хорошо. Женщина нашла в себе силы вырваться из нездоровых отношений, а это большая редкость.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество