aif.ru counter
174

Коренным народам Хабаровского края скоро будет негде жить

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. "АиФ-Дальинформ" №19 07/05/2014
Кусочек природного парка в Хабаровске
Кусочек природного парка в Хабаровске © / Ольга Аполлонова / АиФ

Два крупнейших заповедника Хабаровского края - «Большехехцирский» и «Болоньский» - и один национальный парк («Анюйский», Нанайский район) готовят к слиянию. Результатом должно стать создание - нет, не заповедника, а объединённой дирекции заповедников и парков «Приамурье». Со временем в неё войдёт и парк «Шантарские острова». Как объясняют специалисты Минприроды, за счёт сокращения управленческого аппарата организация станет более мобильной и менее затратной.

Вместе с Сергеем Плешаковым, директором хабаровской благотворительной организации «Зелёный Дом», мы решили добавить ложку дёгтя в эту хорошую новость. Посмотреть на неё с точки зрения тех людей, кому посчастливилось жить в заповедных землях.

Рыба как часть культуры

  - В том, что заповедники нужны, лично я не сомневаюсь, но каково жить людям на заповедной земле?

  - Непросто. Если о коренных малочисленных народах Севера ещё думают, то русское население в загоне. Первые апеллируют к тому, что блюда из рыбы - это неотъемлемая часть культуры предков. Простите, а вторым есть вообще не надо? Живут-то на одной земле, в одном селе, на огородах у всех растёт одно и то же, на рыбалке сидят рядом. Почему русским, которых, к слову, больше, чем КМНС, отказывают в праве ловить красную рыбу?

Создавая заповедники, мы всякий раз что-то отнимаем у местного населения. При этом ничего не даём взамен. Возьмём расположенное в Национальном парке «Анюйский» село Нижняя Манома. Вокруг села, как положено по закону, есть пятикилометровая зона, в которой жителям разрешено рубить лес на дрова. Там уже почти всё вырублено! Будем беречь природу за счёт замерзающих людей? Хотя есть возможность компенсировать местным неудобства житья в заповеднике. В шести километрах от села проходит газопровод. Киньте ветку в Маному – и всё, людям станут не нужны дрова.

К слову, один заповедник - порядка 100 рабочих мест, а что производят эти люди? Ничего.

 - Как это что? Они природу сохраняют!

 - За рубежом учёным в разработку отдают обеднённые участки, они ведут там восстановительные работы, возрождая популяции животных и растительность, проводят эксперименты. У нас же забирают самые богатые участки, вдоль и поперёк изученные и исхоженные, и преграждают к ним доступ всего и вся. И всё это прикрыто вывеской «нужды науки». Но где открытия мирового уровня, где научные разработки, где «нобелевки»? Какое это имеет прикладное значение? Какой прибавочный продукт мы получили?

  - Любой учёный ответит, научная деятельность - это многолетний труд и то, что сегодня лишь научно-фантастическая идея, через сто лет найдёт применение в реальной жизни.

  - Конечно, давайте ждать сто-двести лет, пока научно не подтвердим, что кромка листа клёна тоньше кромки листиков берёзы. Нет, я обеими руками за прогресс и развитие науки, но сейчас нам не на что опереться - я не вижу прорывных достижений. Я тоже могу сказать: хочу работать для будущих поколений, дайте мне полбюджета России, результат узнаете через 200 лет.

 - Вы ещё ипотеку на 150 лет попросите. Согласитесь, что если дать человеку полную волю, то Земля станет большой пустыней.

  - А если сделать её одним заповедником, то людям придётся на Марс переселяться. Есть живой пример - село Красный Яр в Приморье. Там человек 180 из числа коренных малочисленных, оттуда, кстати, вышли многие известные общественники. Вокруг села есть обширная зона, которую охраняют местные жители. У них две бригады, джипы, полная экипировка для лесников-добровольцев, установлен КПП, словом, всё серьёзно. Деньги им выделил WWF, около 60 миллионов рублей. Смысл в том, что они сами охраняют свои земли, чужих не пускают… туристы, правда, все равно проходят.

Посёлок - это не только дома

  - А кто эти правила устанавливает, федеральное или местное законодательство?

  - Община малочисленных народов может регистрироваться в заявительном порядке и стать некоммерческой организацией. Не надо никакой Москвы или Хабаровска, община сама многое может решать. Правда, даже у КМНС середина на половину: лес в пользовании имеют, а работать с туристами на цивилизованной основе, устанавливая собственные правила, не могут.

Как-то в Штатах я побывал в нескольких индейских резервациях. У одной было казино, у другой – речка с оборудованными местами для отдыха, у третьей – плантации апельсинов и авокадо. На въезде с приезжающих берут деньги, выделяют им участок для отдыха. Есть питьевая вода, подведено электричество, в аренду могут сдать палатку или домик. То есть люди и природу охраняют, и зарабатывают.

  - Вы предлагаете дать такую же возможность нашим коренным народам?

  - Почему только коренным? Всем, живущим в одном селе, и неважно какой национальности человек. Посёлки нужно рассматривать как сообщества, и они действительно таковыми являются. В Хабаровском крае есть поселения, где живут целые кланы, многие приехали сюда из европейской части России, и до сих пор держаться семействами. Между собой, правда, семьи не всегда ладят, но чужакам отпор дают дружно, забывая о распрях. Если прийти в такое село, искренне желая помочь людям, то можно многого добиться. Постепенно менять сознание людей, потихоньку передавать им земли и полномочия, и мы перейдём к нормальной схеме.

С тем же Красным Яром, кстати, грядёт беда: собираются делать заповедник, село окажется в самом его центре. В апреле был круглый стол, местные высказали категорическое «нет». Пока власть дала задний ход,  но надолго ли… Фактически у нас отбирают то, что принадлежит нам по Конституции – природные богатства России – и отдают их «шерифам Шервудского леса». А потом удивляемся: почему это никто не хочет в деревнях жить?

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество