aif.ru counter
148

Чрезвычайный наплыв приезжих в Хабаровском крае

  Хабаровский край еще не опомнился от чрезвычайного положения, объявленного из-за наводнения, как нас огорошили: вводится режим ЧС из-за наплыва беженцев из Украины. Пункты временного размещения переполнены, людей нужно кормить, помогать им восстанавливать документы, детей устраивать в школы, а взрослых – на работу. При этом среди самих беженцев зреет недовольство. Они не хотят ехать в Комсомольск, Амурск и уж тем более в деревни, не хотят работать за зарплату в 15-20 тысяч, потому что уверены: местные получают по 80-100 тысяч рублей.

  «Завышенные ожидания» - такой диагноз поставили беженцам краевые ведомства, в чьей компетенции находится работа с мигрантами и вынужденными переселенцами. Почему там, где нас нет, всегда лучше, мы беседуем с Николаем Байковым, доктором социологических наук, профессором, заведующим научно-исследовательским центром ДВАГС.

Все виноваты, но не я

  - Николай Михайлович, откуда взялись эти пресловутые завышенные ожидания и можно ли бы предугадать недовольство людей?

Николай Байков, доктор социологических наук, заведующий научно-исследовательским центром ДВАГС Фото: АиФ / Ксения Туртыгина

 

  - Существует теория социального обмена – группа теорий, которые изучает поведенческие реакции людей в различных группах, в том числе и связанные с переселением. Она основывается на нескольких постулатах, в том числе на постулате успеха: если человек при переезде рассчитывает на высокое вознаграждение и получает его, он счастлив. Если не получает, то раздражается, становится агрессивным, винит всех в своих неудачах. И нет никакой уверенности, что останется там, куда приехал.

  Человеческая природа такова, что при переезде ожидания всегда завышены. Многое навеяно слухами, рассказами других людей, в том числе СМИ. Говоря конкретно об украинских беженцах, ситуация оказалась еще сложнее. Волонтеры убеждали переехать, власти обещали принять. Кто-то назвал среднюю зарплату в крае, не уточнив при этом уровень цен. Люди поняли только одно: здесь много зарабатывают. В итоге мы получили те самые завышенные ожидания.

  - В чем они заключаются? Много денег и хоромы в центре города?

  - Все зависит от конкретного человека. Мы изучали мигрантов, в большей степени из Средней Азии. Значительной части не нравится климат, но главные претензии – к жилью и работе. Причем чем выше был уровень жизни на родине, тем больше требований предъявляется к уровню жизни на новом месте. Когда ожидания человека оправдываются, он тянет за собой остальных. Как, например, переезжают узбеки, таджики. Многие жили в аулах, плохо владеют русским языком, у них низкий уровень образования. Они изначально на многое не претендуют, поэтому работают за небольшую зарплату, живут в общежитиях, частных домах. Но «здесь» оказывается лучше, чем «там». И они звонят родным и знакомым, зовут сюда.

Мы к вам ненадолго

  - Но это обычные мигранты, то есть люди, которые готовились к переезду, хотели уехать. Беженец уезжать не хотел, его вынудили.

  - Многое определяется качеством людей, которые едут сюда. Те, кому было что оставлять, - люди с хорошей работой, образованием, какой-либо собственностью – осели поближе к Украине, чтобы вернуться, когда все успокоится. Кто добрался до Дальнего Востока? В основном люди невысокой квалификации, пожилые и дети. Хабаровский край нуждается во врачах, преподавателях, работниках с высшим образованием, а сколько их среди беженцев?

  Ежегодно в Хабаровский край приезжали около двух тысяч украинцев, но это были гостевые визиты. У многих здесь родственники, вспомним, что в конце 19 – начале 20 века Дальний Восток заселяли именно украинские переселенцы.

  - Тем, у кого здесь родственники, легче. Крыша надо головой есть, родня и деньгами поможет, и накормит. Другое дело – госструктуры, они не могут просто так материальную помощь раздавать по одному заявлению «Здравствуйте, я беженец».

  - Да, и проблема как раз в том, что едут сюда наугад, на авось и просто ставят власти перед фактом «мы приехали». Но базиса нет, пункты временного размещения заполнены, насчет работы договоренности нет, съемное жилье им не по карману.

  Если бы у нас было социальное, государственное жилье, то приехавшим беженцам мы могли бы сказать: вот тебе квартира, арендная плата невысокая, но ее надо оплачивать. Поэтому давай-ка устраивайся на работу, вот тебе список вакансий. Ты инженер? Пока нет свободных мест, поработай дворником или слесарем, потому что никто тебя кормить не будет. А как только появится вакансия, сообщим.

Дырка от бублика

  - Но мы не можем так сказать этим людям. Их расселили в ПВРы, волонтеры собирают для них помощь, материальную и натуральную. А дальше что? Сомневаюсь, что кто-то из беженцев осядет здесь.

  - Да и структура самих переселенцев – женщины, пожилые, дети – не предполагает такого варианта. Мужчины, кормильцы, остались в большинстве своем там. Но здесь есть хороший урок для власти. Многие годы мы говорим о том, что нужны рабочие руки, край надо заселять людьми. И вот народ пошел. Выяснилось, что мы не готовы принять его.  Нет социального жилья, которое можно было бы снять за небольшую цену, а жилье – это основное.

  - Так не строят его! Строят только на продажу да под программы для различных льготников.

  - Да, причем об этом неоднократно говорили президент и премьер-министр: надо строить социальное жилье, тогда мы закрепим молодежь на местах. Тем более социальное жилье не предполагает права выкупа, значит, если человек уедет, то можно будет привлечь другого. Почему не строят? Бизнес не будет вкладываться, потому срок окупаемости составит не один десяток лет. А у властей… не знаю, может, политической воли не хватает. Была воля – провели Олимпиаду в Сочи, во Владивостоке отстроили объекты к саммиту АТЭС. Мы все можем, если захотим.

  Нам нужны медики, учителя, инженерные кадры, мы собираемся создавать территории опережающего развития, ни слова не говоря, за счет какого ресурса. Если мы не можем временно принять две-три тысячи беженцев, как мы разместим тысячи людей, готовых работать в ТОРах? Под Хабаровском в селе Ракитное собираются создавать такую территорию, но сначала нужно подготовить базис – жилье, инфраструктуру, поликлиники, детсады, школы. Где это все? Когда будет? Вахтовик может продержаться пару месяцев в палатке, но человек в поисках постоянного места жительства, тем более семейный, на такое не согласится. Да и ТОР предполагает постоянный рабочий класс, не будешь же каждый месяц искать токаря высокой квалификации.

  Повторюсь, ситуация с беженцами должна стать уроком властям. Она показала, насколько мы не готовы к привлечению рабочей силы и новых жителей вообще. Главное, чтобы этот урок пошел впрок, - заключил Николай Байков.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество