aif.ru counter
106

Скуренные страницы. Книга в СИЗО – тайник и способ переписки

Юлия Михалёва / АиФ

Библиотеке СИЗО-1 Хабаровска исполнилось 120 лет - она открылась в 1900 году. Сейчас там разбирают новое поступление книг. Но пришли они не к празднику, обычные будни.

Никита и Назар просят не называть их фамилии: тюремная библиотека – совсем не то место, где можно прославиться. В следственном изоляторе №1 Хабаровска они остались отбывать наказание. Оба работают: Никита – дневальный, Назар – заведующий банно-прачечным комплексом. А на досуге много читают. Назар предпочитает книги Антона Леонтьева, особенно нравится ему «Девять душ». Никита – любитель классики: Достоевского, Булгакова. Его любимая книга – «Финансист» Теодора Драйзера.

Таких, как они, осужденных, около 80. В библиотеке на каждого заведены личные читательские формуляры. Судя по ним, читают очень много: один с июня по июль «проглотил» и трактат Карла Маркса, и «Мертвые души Гоголя», и два романа Стругацких.

У основной массы обитателей СИЗО – следственно арестованных, которых около тысячи – личных формуляров нет. Книги выдаются на камеру три раза в месяц. На каждого желающего – по две. Берут их охотно: прямо сейчас читаются три тысячи книг из около 15 тысяч фонда тюремной библиотеки.

Пресса годичной «свежести»

Новые книги отправляют в СИЗО попечительские фонды и волонтеры. Также книги, после прочтения, приносят жители окрестных домов. Но прежде чем роман или пособие отправится на полку, его в обязательном порядке проверяет цензура и ставит штамп «Проверено». Или не ставит, и такая книга до читателей за решеткой не доходит.

«Для каждого направления литературы есть увесистый список рекомендованной, разрешенной. Все, что в него не входит, в библиотеку не попадает. Не пропустят книги экстремистского характера, методички по совершению преступлений и изготовлению опасных предметов. Кстати, современные криминальные детективы, в которых подробно описывается, как совершить что-то незаконное, тоже попадают в разряд нерекомендованных. Зато юмористические разрешены, так что Донцову у нас очень хорошо читают, – говорит методист постояннодействующей исторической экспозиции СИЗО-1 Наталья Купалова. – Раньше, еще в середине прошлого века, четких критериев оценки не было, и цензура отбирала неподходящее по своему усмотрению. Вредное уничтожалось».

Свежие газеты и журналы тоже не попадали в следственный изолятор. Это сегодня в библиотеке есть отдельный стенд с прессой, а на стене висит вырезка с главной актуальной новостью – назначением врио губернатора. А еще несколько десятилетий назад арестованные могли довольствоваться прессой годичной «свежести», чтобы не узнать из нее ничего «лишнего».

Именно периодика – главный интерес читателей из числа бывших чиновников, находящихся под следствием. Читают газеты в поисках новостей о себе, а кроме них – исторические романы и познавательные книги об освоении Дальнего Востока и Хабаровского края.

Книги вне списка разрешенной литературы не могут попасть на полки тюремной библиотеки.
Книги вне списка разрешенной литературы не могут попасть на полки тюремной библиотеки. Фото: АиФ/ Юлия Михалёва

Любители Достоевского

«Самым большим спросом пользуется юридическая литература. Она тоже на отдельном стенде и, как видите, сборники законов зачитаны до дыр, – показывает Наталья Купалова. – Всегда востребованы книги религиозной тематики, фантастика, приключения и классика. Из зарубежных авторов ценят Стивена Кинга и Жюля Верна, Александра Дюма, из российских –  Михаила Булгакова».

«Граф Монте-Кристо» и «Мастер и Маргарита» буквально настольные книги осужденных практически во всех колониях края. Однако абсолютный тюремный бестселлер – «Преступление и наказание» Федора Достоевского. В женской ИК-12 в Заозерном клуб любительниц чтения ведет бывшая учительница русского языка и литературы, которая так заинтересовала женщин этим произведением, что на книгу теперь очередь, а ее события обсуждаются на досуге. К слову, из 500 осужденных колонии 350 – посетительницы библиотеки.

Как отмечает Наталья Купалова, предпочтения читателей с годами меняются. Сейчас арестованные равнодушны к поэзии, а в середине 1990-х часто спрашивали сборники Есенина.

Хотя современные бестселлеры, занимающие центральные витрины книжных, в СИЗО и колонии не поступают, пополнения на полках случаются регулярно. Только что приехало очередное, которое порадовало любителей истории и классической литературы: «Сага о Форсайтах» и все тот же «Граф Монте-Кристо».

В СИЗО сохранилось много старых книг.
В СИЗО сохранилось много старых книг. Фото: АиФ/ Юлия Михалёва

Записки между строк

Здание из красного кирпича в комплексе строений следственного изолятора – одно из первых в Хабаровске, оно построено в 1907 году. Но тюрьма к моменту его возведения уже существовала – она появилась в 1886 году. А вместе с ней и тюремная библиотека. 

«Заведовал ей священник церкви, построенной здесь же, на территории, из обломков снесенной на улице Тюремной (современной Джамбула) Иннокентьевской. Первые книги, в основном, были религиозные, но затем библиотека стала расширяться и пополняться. До сих пор сохранились старинные книги 1940-х годов – мы их специально не реставрируем. Вот, например, сборник Чехова, а вот – «Устройство и эксплуатация автомобилей» и учебник по черчению 1948 года», – рассказывает Наталья Купалова.  

Однако собрать полноценную библиотеку было очень сложно. Уж больно любили арестованные использовать книги не по назначению. Стоило романам попасть в руки, как их тут же скуривали. На самокрутки пошло огромное количество различной литературы, начиная от «Евангелия».

Вплоть до 1970-х годов на пункте передач СИЗО принимали махорку, и проблема скуривания книг стояла настолько остро, что встал вопрос о штрафах за их уничтожение и порчу.

Но это не единственное недостойное применение, которое находили книгам. До тех пор, пока арестованным не стали выдавать персональные наборы личной гигиены, книги нередко использовали вместо туалетной бумаги.

Служили они и тайниками. В книгах вырезали страницы, и в образованных пустотах прятали части ножовки, шприцы, телефоны и другие запрещенные вещи. А иногда в разрешенных произведениях прятали запрещенные, посвященные, например, истории криминала.

Иногда арестованные ведут с помощью книг переписку. Пишут на полях «Колян пришел», «Привет», и получают ответы. Порой используют шифры – обводят определенные номера страниц и подчеркивают некоторые слова. Для них это развлечение, а для библиотеки – ущерб: книги, испорченные любым способом, изымаются.

Фото: АиФ/ Юлия Михалёва
Фото: АиФ
Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах