aif.ru counter
41

Военный роман. Майор и лейтенант встретились на фронте

marusya21111999 / pixabay.com

Людмила Клипель родилась через полгода после войны, 12 декабря 1945-го, в освобожденном Порт-Артуре. Она стала первым ребёнком в удивительной фронтовой семье. Майора Владимира Клипеля и лейтенанта Марию Бойко, служивших в 39-й армии, познакомила Великая Отечественная война. В конце февраля 1945 года они разгромили противника в городе-крепости Кёнигсберг, а в середине мая, когда Мария уже ожидала первенца, армия была переброшена на Дальневосточный театр военных действий для разгрома Квантунской группировки войск милитаристской Японии. Победу одержали и там.

Людмила Клипель рассказала корреспонденту «АиФ-Дальинформ» историю своей семьи.

Вместе в кузове

Мария Бойко до войны жила на Украине в маленькой деревне. Её отец был председателем колхоза. В 1937 году репрессирован, реабилитирован уже посмертно. Мама умерла, когда Мария была маленькой, отец потом женился во второй раз. С мачехой она и осталась, когда отца забрали.

В 14 лет Маша поехала учиться в Киев, поступила в медицинское училище. Когда началась война, город бомбили, и всех будущих медсестер мобилизовали – они стали санитарками. К зиме 1941 года их перевели в Москву. Вскоре Мария сменила профиль на разведку, и к концу войны она уже стала командиром взвода.

«В армии разведчиц служило много, но мама была единственной женщиной – командиром взвода. Когда спустя годы я увидела ее наградной лист, то не поверила своим глазам: она брала «языков», была снайпером, подрывала мосты», – вспоминает Людмила Клипель.

Владимир Клипель родился на Дальнем Востоке, в поселке Смидович. Сейчас там открыт музей его имени. Окончил семь классов школы, поступил художественное училище, отучился два года, а потом началась война. Он прошел Финскую, Великую Отечественную, войну с Японией. Начал рядовым и дослужился до майора.

«Мама с папой встретились под Кёнигсбергом в 1944 году. Маме нужно было ехать в свою часть, и ее подсадили в машину, где уже ехал майор Клипель. С водителем мама садиться не захотела – прыгнула в кузов. А майору стало неловко ехать в кабине, когда девушка в кузове – он пересел. Поехали вместе, так и познакомились. Стали встречаться, хотя сначала служили в разных частях. Потом по письменной просьбе отца маму перевели в его часть. После Кёнигсберга вместе им предстояло воевать и в Манчжурии. Во время длительного военного перехода мама была в положении. Шли через Хинган, через Сунгарийские болота, через пустыню. Мама шла вместе с армией. В 1945 году, когда закончилась война, родители официально расписались. А потом в Порте-Артуре родилась я», – рассказывает Людмила.

Владимир Иванович и Мария Иосифовна Клипели. Город Порт-Артур, 1945 год
Владимир Иванович и Мария Иосифовна Клипели. Город Порт-Артур, 1945 год Фото: личный архив/ Людмила Клипель

Комната с подселением

Владимир Клипель демобилизовался в 1946 году. Спустя два года, попробовав пожить в Уфе и Екатеринбурге, семья осела в Хабаровске. Там было жильё – две комнаты в квартире с подселением, Владимир нашел работу – художником в клубе.

«Тогда отец начал писать роман о войне «Медвежий вал», по ночам сидел и работал. Писали тогда перьевыми ручками, макал он ее в бутылочку с чернилами и писал. Потом он стал известным писателем. Но это было потом. А тогда в 1948 году родился мой брат Алеша, через два года Павлик, а еще через десять лет Иван. Успели за это время мы два года прожить и в Москве, куда отца приглашали на курсы для литераторов. Он с мамой расстаться не мог, и мы переехали туда всей семьей, но потом опять вернулись в Хабаровск», – рассказала дочь фронтовиков.

В 1961 году Клипели получили трехкомнатную квартиру на Амурском бульваре – там сейчас открыта мемориальная доска в честь Владимира.

Владимир Клипель любил тайгу, бродил по ней без ружья – не боялся. Однажды к его костру вышел беглый «каторжник». Разговорились, и фронтовик убедил парня вернуться в тюрьму: прятаться вечно он не сможет, зато после освобождения станет свободным человеком. Беглец прислушался, а потом они долго переписывались с Клипелем.

«Папа был скромным и неприхотливым, презирал накопительство. Не любил всё, что связано с комфортом: шторы и прочее. Ругал маму: дескать, на что люди окна придумали, если ты их тряпками завешиваешь? А еще он очень честный, даже в мелочах, и нас, детей, к этому приучил. У нас была дача, маленький домик. Когда поспевала малина, ветки соседских кустов перевешивались через забор на нашу сторону. Папа смотрел, как мы ягоду собираем, и говорил: «Вот наша ягода, а это чужая, её не рвите». Я возражала – ведь ягоды все равно к нам упадут. Но отец настаивал: «свою ешь, а чужую не трогай!», – рассказывает Людмила.

По ее словам, детей во фронтовой семье воспитывали строго.

«Мне папа уже после седьмого класса сказал: «Хватит учиться, иди работай». И я пошла в больницу. Но мне ещё не было 14 лет, поэтому пришла комиссия с проверкой и меня уволили. Тогда папа заставил поступить в лесотехникум. Я очень не хотела, но послушалась. А когда стала учиться – понравилось. После по распределению уехала на Байкал. Но потом в Хабаровск всё равно вернулась, тут и дочь моя родилась. Я пединститут окончила,  работала в издательстве, потом в высшей школе МВД, а теперь на пенсии», – говорит Людмила Клипель.

Брат Павел после восьмого класса отказался учиться сам. Сказал отцу сурово, что хочет быть шофёром. Стал и всю жизнь проработал. А братья Алексей и Иван окончили худграф и занимались обучением детей.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах