Примерное время чтения: 10 минут
265

«Вера творит чудеса». Хабаровчанка воспитывает 3 родных и 8 приемных детей

Людмила Ильиных / личный архив

Людмила Ильиных из села Гаровка знает все линейки игрушек с супергероями, машинами, монстрами, пришельцами. Она разбирается в технических тонкостях приемов и бросков самбо. И вдобавок легко может удалить с детской одежды пятна любого происхождения: от шоколада и каши до красок.

При этом Людмила обожает розовый цвет, бантики, рюшечки, платья. Она всегда мечтала о дочери, но родились трое сыновей. Однако мечты сбываются: сейчас в семье Ильиных, кроме родных по крови детей, еще пять мальчиков и три лапочки-дочки.

«Ты за мной придешь, мама?»

Однажды вечером Людмила с мужем Андреем сидели дома и смотрели, как тут же, возле дивана, играет младший сын Миша. Ему было два года. Он разговаривал сам с собой и со своими выдуманными друзьями.

«Вдруг мне стало его так жалко. Разница между ним и старшими сыновьями больше десяти лет, у них свои интересы. Играть Мишане, действительно, было не с кем», – вспоминает Людмила.

Тогда она обратилась к мужу с неожиданным предложением:

«А давай возьмем девочку. Ты ведь знаешь, я всегда хотела дочку.  Мне помощница будет, и Мишке будет с кем играть».

Но решение не было спонтанным, как могло показаться на первый взгляд. На самом деле Людмила шла к нему всю жизнь. Одно время она работала парикмахером-преподавателем и часто ездила с учениками по детским домам наводить красоту подопечным. Позже хабаровчанка получила специальность педагога-психолога и тоже много общалась с сиротами. Глядя на воспитанников детских домов, Людмила то и дело ловила себя на мысли, что дети-то хорошие, им в семье жить надо, а не в казенном доме.

И девять лет назад в ее семье появилась первая долгожданная дочка Аня и четвертый сын Толик.

Фото: личный архив/ Людмила Ильиных

«Я сказала в опеке, что мне нужна дочка. Но на тот момент девочек-«одиночек» не было. Мне показали фотографию симпатичной девчушки, правда, предупредили, что у нее есть брат старше на два года. Дети были изъяты из неблагополучной семьи и находились в приемнике-распределителе в поселке Хор. Мы поехали с ними знакомиться», – рассказывает многодетная мама.

Дети были на прогулке. Людмилу и Андрея попросили подождать. От волнения перед встречей с дочкой Людмила места себе не находила, но первым в комнату ожидания вошел Толик и протянул Людмиле маленькую, пухлую ладошку. От нахлынувших чувств у нее выступили слезы.

Сквозь них она не сразу разглядела маленькую егозу Аню.

«Она оказалось такой шустрой, непоседливой, все время что-то щебетала, что именно, я даже разобрать не могла», – говорит Людмила. – «А когда мы прощались, она мне говорит: «Ты за мной придешь, мама?».  Разумеется, я пришла».

А через год Людмила и Андрей пришли за пятым сыном:

«Была по делам в отделе опеки и случайно услышала про мальчика, которому в его день рождения мать, напившись, выбила зубы. Я была в шоке от этой истории. Сотрудники опеки предложили взять мальчика: «Он такой хороший, зовут Толик, проблем с ним не будет…» Я думала не долго: у нас ведь уже был Толик, но муж сказал, что места всем хватит».

Фото: личный архив/ Людмила Ильиных

«Уйду к своей маме»

К этому времени многодетная семья уже переехала из квартиры в поселке Горького в просторный дом в Гаровке и обзавелась подсобным хозяйством. Второй Толик, в семье его стали звать Толяш, чтобы не путать с Толиком-первым, оказался на редкость спокойным и покладистым ребенком. В отличие от первых приемных детей – Ани и Толика.

Благодаря опыту общения с детьми из казенных учреждений, у Людмилы не было относительно них никаких предубеждений.  Но и восторженных иллюзий она тоже не испытывала.

«Все, что пишут в книгах по психологии про сиротский комплекс, присутствовало у моих детей. Полный комплект, хотя проявлялся он у всех по-разному», – признается Людмила. – «Вранье и воровство для детей, получивших в раннем возрасте психологическую травму – обычное дело. И справиться с этим непросто. Мы и ругали их, и объясняли, и даже камеры в доме поставили. Честно признаюсь, помогает мало.

К примеру, Аня на все просьбы соблюдать определенные правила неизменно отвечала: «Не хочу я жить по твоим правилам. Не нравится, уйду к своей маме». Однажды Людмила не выдержала и отвезла девочку к биологической матери. Найти ту было не сложно. Она, как и сама Людмила, жила в поселке Горького, у них даже нашлись общие знакомые. Женщина вспоминает, что когда друзья узнали, что она взяла приемных детей и чьи это дети, то наперебой стали рассказывать об особенностях жизни в этой семье.

Фото: личный архив/ Людмила Ильиных

«Конечно, мой поступок не был педагогичным, но как мне еще достучаться до девочки? Я хотела, чтобы она увидела, что бывает, если делать только то, что хочется, игнорируя обязательства», – говорит Людмила. – «Когда мы приехали с Аней, ее мать была пьяная, на полу в грязной квартире лежал пьяный мужик… Аня заплакала. Потом она сказала, что не хочет жить, как ее мама, и поэтому больше не будет воровать и обманывать».

С Аней работа продолжается до сих пор. А вот Толику справиться с пагубной девиацией помог другой случай. В классе, где учился мальчик, у учительницы пропали деньги. Разумеется, первый подозреваемый – приемный ребенок, тем более подобные грехи за ним водились и раньше. Учительница сразу позвонила Людмиле. Та, поговорив с ребенком, ответила, что в этот раз Толик не причем. Учительница раздражено ответила, что вызывает полицию. 

«Вызывайте, путь полиция разбирается. Я сыну верю», – настаивала мама. – «Я не знала, что Толик услышал наш разговор. И моя убежденность и вера в него сотворила чудо».

Полиция, действительно, нашла настоящего вора. Им оказался не Толик. И с тех пор мальчик ничего чужого не берет.

Фото: личный архив/ Людмила Ильиных

«Общество не принимает»

Людмила не оставила мечту стать мамой маленькой принцессы, которой хулиганистая Аня никак не соответствовала. И, чтобы уж наверняка, мама обратилась с заявлением сразу в два отдела опеки: городской и сельский. Через некоторое время ей позвонили и сказали, что в доме ребенка в Южном микрорайоне есть подходящие близняшки.

«Это же двойное счастье», – обрадовалась Людмила.

Она была готова забрать девчонок в тот же день. Но выяснилось, что малышек, которым не было и трех лет, изъяли из семьи совсем недавно, поэтому необходимые документы на них еще не оформлены.

«Я грустная вернулась домой», – вспоминает Людмила. – «И тут звонок из районного отдела опеки: «Вы ведь хотели малыша, у нас есть славный мальчик, ему всего три месяца. Можно взять только под временную опеку, поскольку его мама не лишена родительских прав. Из-за этого его никто не берет».

Наша героиня рассудила иначе. У них в семье ребенку будет лучше, чем в доме малютки, пусть живет сколько нужно. Если же его мама одумается и восстановится в правах, то малыш вернется к ней.

Но вышло так, что Ромка остался в их семье надолго.

Фото: личный архив/ Людмила Ильиных

Через месяц с Людой связались из отдела опеки города Хабаровска и сообщили, что готовы документы у близняшек. Она может забрать девочек, только желательно вместе с братьями.

«Я была в шоке, какие братья? Оказывается, сначала из неблагополучной семьи забрали малышек. Старших братьев оставили с мамой. Но потом ее лишили родительских прав на всех детей. «Близняшек мы пристроим, а вот четверку, кроме вас, никто не возьмет. Жалко, если мальчишки пойдут в детский дом», – сказали мне в опеке. Я тоже понимала, что родных разлучать нельзя – это ведь маленькая семья. Так мы всех и забрали: Кристину, Снежану, Влада и Серегу».

Большую и необычную семью взяла под свое крыло председатель «Центра комплексной поддержки населения», с которой Людмила познакомилась, еще когда только взяла Аню и Толю. Людмила признается, что, если бы не помощь общественной организации, неизвестно, хватило бы у нее и у мужа сил справиться со всеми детскими проблемами:

«К примеру, моих детей не очень жаловали в пришкольном лагере. Я понимаю, они непослушные, несоциализированные. Педагоги постоянно жаловались и просили их забрать. Разумеется, детям тоже не нравилась, когда постоянно делают замечания и одергивают. Толик вообще сбежал из этого лагеря. Другие дети тоже не хотели туда ходить. А как социализировать, если общество их не принимает?»

На площадке, которую каждые каникулы организует «Центр комплексной поддержки населения», нет неудобных детей, принимают всех, со всеми их особенностями, и приемные дети не чувствуют себя изгоями, отличающимися от обычных ребят. Педагоги и волонтеры понимают, что плохое поведение приемных детей – это не генетика, а психологические травмы, с которыми можно справиться.

Мечта Людмилы о рюшах и косичках сбылась. Конечно, приемные дети отличаются от родных, но только тем, что на их воспитание требуется куда больше труда и сил. В остальном, дети как дети. Всем нужны любовь и ласка, правила, подарки и сказки на ночь.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах