183

Уроки любви. В хабаровской «школе мам» за решеткой начался учебный год

Юлия Михалева / АиФ

Шел 2016 год. Самое первое занятие в «школе мам» подходило к концу. Осужденные, отбывающие наказание в женской исправительной колонии №12 в селе Заозерное, рисовали, играли, общались со своими детьми, живущими по соседству – в специализированном доме ребенка.

Вела урок старший специалист по социальной работе Анастасия Моторина.

«А теперь обнимите своих малышей и скажите им, что вы их любите», – предложила она.

Матери посмотрели с недоумением, как будто не расслышали.

«Ну же, обнимите их, прижмите к себе».

Снова удивленные взгляды: сначала на педагога, потом – на сыновей и дочерей перед собой.

«Да что же вы, девушки? Это же так просто».

Но выяснилось, что непросто. И даже невыполнимо. Задание оказалось непосильным для всех учениц без исключения: обнять и признаться в любви своему крохе не смогла ни одна из матерей.

Полоса отчуждения

На втором уроке Анастасия помогала каждой из учениц прикоснуться к своему ребенку, показывая, как это сделать. На третьем мамы делали это самостоятельно. И плакали. Ни одна из них, выйдя на свободу, не отказалась от своего малыша. Они стали семьей.

Анастасия Моторина – не только педагог «школы мам». Она организатор этого проекта, идейный вдохновитель и «двигатель».

«Человеку «с воли» сложно представить ту степень отчуждения, которая разъединяет, казалось бы, самых близких людей – мать и дитя. Но женщины за решеткой – другие, многие из асоциальных семей, детских домов, в детстве никто не говорил им, какие они хорошие, они не получали тепла. И теперь уже с собственными детьми они не знают, как вести себя иначе», – рассказывает Анастасия Моторина.

По ее словам, пропасть, которая отделяет обычных матерей от тех, кто отбывает наказание, открылась после того, как она сама родила ребенка и вернулась на работу после декретного отпуска.

Урок в «школе мам»
Урок в «школе мам» Фото: АиФ/ Юлия Михалева

«В колонии освобождалась одна из осужденных. У нее была крошечная девочка. Женщина уезжала в Биробиджан, я проводила ее и посадила с дочкой на поезд. Они уехали. Прибыв в место назначения, мама зашла в подъезд ближайшего дома, бросила там малышку и ушла навсегда. Девочка обморозила руки. Эта ситуация не давала мне покоя. Я долго думала о ней. Почему мать так себя повела? Как она решилась? Эти вопросы занимали меня днем и ночью. И ответы пришли: наши женщины порой не имеют навыков даже заботы о себе, не говоря о маленьком ребенке – освободившись, они не знают, что с ним делать. Я смотрела, как на свидании с детьми мамы общаются между собой, а дети в стороне, сами по себе, и понимала, что ответ правильный. И еще больше убеждалась, когда видела, как расстроилась мама, когда ребенок подбежал к ней с интересом – но тут же побежал дальше. Она решила, что сын ее боится, а о том, что у него такой возраст, в котором он постоянно отвлекается на изучение мира, даже не догадывалась», – вспоминает педагог «школы мам».

И тогда она решилась изменить ситуацию. Научить осужденных быть настоящими мамами.

Так и появилась школа, полуторачасовые уроки в которой идут раз в одну-две недели. Их посещают педагоги, психологи, неонатологи, специалисты по грудному вскармливанию. Они объясняют, как развивается и что чувствует ребенок в зависимости от возраста, в чем нуждается, как его понять, как сохранить материнские чувства, как вести себя при первой встрече после долгой разлуки.

На первом уроке ученицы рассказывают о себе и своих детях.
На первом уроке ученицы рассказывают о себе и своих детях. Фото: АиФ/ Юлия Михалева

Звонки и фотографии

2 июля начался новый учебный год. За парты школы мам сели 15 женщин. У трех из них в доме ребенка ждет освобождения мамы первенец. У большинства есть двое-трое детей, у нескольких – пятеро.

«Я первый раз в тюрьме, все из-за наркотиков. Срок – 3 года, но очень надеюсь, что получится освободиться условно-досрочно в следующем году. У меня здесь сын, ему 9 месяцев, а на воле с мамой две девочки – 4 и 7 лет. Очень люблю их и скучаю. Старшая в школу в этом году пойдет. Мы по телефону разговариваем, всегда жду звонков. Мама мне часто присылает фотографии дочек. Пока я здесь, хочу узнать побольше полезного в «школе мам» про всех своих детей разных возрастов – думаю, так я смогу лучше их понимать», – рассказывает Лиля.

Лиля всегда ждет
Лиля всегда ждет "с воли" новые фотографии дочерей. Фото: АиФ/ Юлия Михалева

У 24-летней Насти двое детей: 5-летний сын и 3-летняя дочь.

«С сыном постоянно по телефону общаемся. Он у меня все время спрашивает: «мама, когда ты вернешься?» Надеюсь, что уже в этом году. А дочка у меня активная очень и на меня похожа. Поет, танцует, по подиуму ходит, как модель. Она у меня умница: уже и буквы знает, все цвета, говорит хорошо. К сожалению, из-за карантина вижу ее реже, чем хотелось бы, но фотографии приносят часто – слежу по ним, как она меняется. «Школу мам» я и в прошлом году посещала, и продолжу – она учит правильно передавать свои чувства и эмоции детям, быть с ними открытой, это очень полезно», – рассказала она.

Настя гордится успехами дочери и скучает по сыну.
Настя гордится успехами дочери и скучает по сыну. Фото: АиФ/ Юлия Михалева

Другая Настя – мама двух сыновей, один из которых родился в СИЗО – мечтает познакомить двух братьев.

«Это первое, что сделаю, как выйду на свободу – познакомлю моих мальчиков, они ведь родные. А потом мы вместе пойдем в контактный зоопарк. До конца срока мне 6 лет, но так хочется надеяться, что выйду скорее. Моему старшему сейчас 3 года – я ему звоню. Он пока плохо разговаривает, но логопед сказал, что он здоров и уже вот-вот разговорится. А маленькому 7 месяцев, он в СИЗО родился. Знает меня, узнает, улыбается. На прошлой неделе я написала ему письмо – как со взрослым поговорила. Хотя он и не поймет, а все равно надеюсь, что ему прочитают. В школу я раньше не ходила – я здесь в колонии с марта, но мне очень интересно. Хочу научиться лучше понимать своих детей», – говорит Настя.

Настя мечтает познакомить своих сыновей.
Настя мечтает познакомить своих сыновей. Фото: АиФ/ Юлия Михалева

На первом занятии женщинам раздали специальные альбомы, напечатанные по инициативе Анастасии: туда можно вклеивать фотографии, которые регулярно делают сотрудники дома ребенка, заметки-описания о жизни ребенка. На последующих занятиях мамы, когда нет карантина, играют с детьми, пишут им письма. И их привязанность крепнет.

Результат – ученицы Анастасии Моториной не отказываются от своих детей. Благодаря ее отзывчивости, участию и искреннему желанию дать оступившимся женщинам шанс найти себя и жить полноценно на свободе, они действительно становятся счастливыми мамами, а их дети – любимыми.

После освобождения Анастасия садит на поезд каждую из своих подопечных. Часто они благодарят ее на прощанье. И на этом общая история заканчивается: теперь это новая самостоятельная семья. Но бывает, что, в том числе, и через других осужденных, бывшие ученицы передают «весточки с воли»: «устроилась, у меня все хорошо, сына люблю». И это, по словам Анастасии, один из самых ценных и приятных моментов в работе.

Доброе дело

Осужденным мамам из «Школы мам» при ИК-12 для занятий всегда нужны:

• восковые мелки

• альбомы для рисования с глянцевой бумагой

• бумага формата «А4»

• пластмассовые игрушки для игр в песочнице

• памперсы

• салфетки

• бутылочки

• цветной принтер для распечатывания детских фотографий

• помощь в изготовлении детской игровой площадки

Если вы хотите передать вещи или оказать иную благотворительную помощь, обращайтесь в редакцию «АиФ-Дальинформ»: +7 (4212)75-46-00.

Фото: АиФ/ Юлия Михалева
Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах