aif.ru counter
229

Среда обитания. Каждой собаке нужна семья

Влад Серебренников / АиФ

Буквально в феврале в ГСК села Некрасовка под Хабаровском живодёры расстреляли двух собак - Пальму и Марика. Стреляли подло, скорее всего, с окна расположенного напротив коттеджа. Марик от полученных ран погиб. Пальме пуля попала в голову и вышла через нижнюю челюсть. Но она выжила. И через приют «Милосердие» попала на передержку.

Мечта детства

О том, что именно в этом месте под Хабаровском расположен приют для животных, догадаться не сложно по регулярному собачьему лаю. Не всех владельцев окружающих дач радует присутствие этой шумной компании - некоторые даже вяло грозятся сжечь. Хорошо, дневная автострада в рёве моторов хоть немного скрадывает этот идущий из самого собачьего сердца громкий вопрос: «Где же ты, мой хозяин, когда придёшь за мной?»  

Ольга Огай вместе с мужем организовала этот приют семь лет назад: выкупили участок земли за городом, на котором была расположена свалка, расчистили его и понемногу обустроили. В общей сложности в него было вложено 11 миллионов рублей.

«У меня папа с мамой всегда подбирали бездомных и брошенных животных - иногда в квартире жили по пять собак, и, если честно, долго думала, что так поступают абсолютно все и это норма жизни, - признаётся Ольга. - Приют - это мечта с детства. Мы с мужем занимались бизнесом - когда появились финансовая возможность, воплотили её в реальность».

Года три семья Огай содержала приют полностью за свой счёт. Но, когда начались проблемы с коммерцией, пришлось обратиться к общественности, и теперь приют существует за счёт пожертвований. В месяц содержание собак, включая передержку, обогрев вольеров, питание и ежегодную вакцинацию животных, вывоз мусора, откачку «шамбо», обходится почти в полмиллиона рублей.

Кроме того, каждую суку стерилизуют - чтобы не волновала кобелей и не приносила никому не нужного потомства. Хотя однажды случился прокол: посчитали, что собака - ещё подросток и посадили в вольер к кобелю. Хорошо, хоть щенков пристроить не сложно. Взрослых псов брать иногда просто боятся.

Фото: АиФ/ Влад Серебренников

Хоть роман пиши

Половина всех собак - на лекарствах. Двухразовое питание - каши из крупы с мясом, каждый день уходит около 150 литров. В месяц на готовку уходит четыре баллона газа. Выручила бы полевая кухня, которую можно топить хоть дровами.

Сегодня в приюте проживает восемьдесят псов различных пород, размеров, окрасов. Интересно, что в один вольер не поселяют двух кобелей: загрызут друг друга. Как и агрессивных собак - задир отселяют в отдельные будки. 

Но всех объединяет одно - здесь ни одной здоровой собаки. Все - тяжелобольные или раненые, каждой нужен уход и медикаменты, как правило, пожизненно. Сердечники, слепые, хромые, подстреленные и сбитые автомобилями... У каждого своя нелёгкая судьба - хоть роман пиши.

За воротами всех встречает Тенгиз, которого прежнему хозяину «втюхали» под видом ротвейлера. Через полгода обман раскрылся, и пёс отправился в приют. Людей боялся патологически. Когда его хотели погладить, падал в обморок и писался. За пять лет в питомнике обрёл уверенность ротвейлера и, в благодарность, сам начал нести бдительную охрану территории. Подходить посторонним к нему не рекомендуется.

Овчарку Джесс хозяин бросил в будке на цепи в проданном доме. Её обнаружили только через месяц - она весила десять килограммов, не могла ходить. От истощения у неё начался демодекоз - вся кожа полопалась, собака истекала кровью. Чудом выжила, отъелась до сорока килограммов.    

У сенбернара Клода - дирофиляриоз, или, по-простому, черви в лёгочной артерии. Оказывается, заражают собак обычные комары. Любой скачок, резкое движение для него может стать последним. Поэтому живёт Клод на веранде, отдельно от всех.

Фото: АиФ/ Влад Серебренников

Некоторым везёт

Найти хозяина для такой псины - проблема. Обычно забирают щенков или породистых. Остальным приют - вечный дом. Недавно умерла собака, которая прожила в нём шесть лет.

Один из вариантов выживания для больной или раненой собаки - платная передержка. Содержание собаки с медуходом обходится приюту в шесть тысяч рублей плюс корм. Сегодня на передержке у различных людей - 20 котиков и 40 собачек. И кто-то действительно берёт животных из жалости. И пока животное на передержке, ей упорно ищут хозяина. Некоторые питомцы так живут и по три года.

Но некоторым всё-таки везёт. В прошлом году Ольге Огай удалось пристроить около тридцати собак и кошек. Причём, по словам владелицы приюта, мяукающих хабаровчане берут охотнее гавкающих - с ними не надо гулять, они не требуют ничего, кроме еды и ласки. У некоторых живут по три, а то и по пять котиков из этого приюта.

Фото: АиФ/ Влад Серебренников

«Мы проводим тщательный отбор семей, и это счастье, когда животное попадает в хорошие руки, - говорит Ольга. - Приют - хорошо, но каждой собаке нужна семья. Животных передаём по договору передачи, в котором прописано, что собаку нужно кормить, её нельзя бить, выбрасывать, передавать третьим лицам. Предупреждаем об уголовной ответственности, если по вине новых владельцев с собакой что-то случится. И со всеми держим связь: я в курсе, как живёт каждый наш питомец».   

Справедливым будет отметить, что сердобольные люди берут к себе и собак-инвалидов - бесплатно. Так, недавно пристроили французского бульдога, у которой умерла хозяйка. Вдобавок у малютки из-за онкологии была удалена одна лапа. Пристроили и таксу Бусю - хотя после наезда машины она не может самостоятельно ходить в туалет, у неё недержание мочи и ей нужно делать массаж.

Один раз Ольгу Огай попросили отдать собаку на охрану. А ей было некого отдать, потому что все её питомцы, по её словам, - добрые. И ради человека они на всё готовы.

Быть человеком

В прошлом году гражданина, запинавшего до смерти овчарку в Некрасовке, осудили на реальный срок - изувер получил три с половиной года колонии общего режима. Но это, пожалуй, единственный случай, когда уголовное дело, заведённое по факту жестокого обращения с животными, было доведено до логического конца. Многие помнят прошлогоднюю историю про кота Филю, над которым издевались живодёры - он весь был буквально изрезан. В этом случае неравнодушные люди добились возбуждения уголовного дела - есть даже подозреваемый. Но, как и в случае с Пальмой и Мариком, следствие движется со скрипом. И защитники животных опасаются, что в Некрасовке стрелять в собак будут и дальше. 

Фото: АиФ/ Влад Серебренников

У общественников есть надежда на федеральный закон «Об ответственном обращении с животными». Но его нужно грамотно реализовать: отлавливать исключительно сук, создать муниципальный приют, в течение трёх месяцев простерилизовать больше половины бездомных собак. Менее радикальные меры не уменьшат их количества. 

Общаясь с Ольгой Огай, я заметил, что, рассказывая о своих питомцах, она периодически оговаривается: «Их у меня восемьдесят человек», «Вакцину поставить каждому человеку»… Наверное, это важнее любых законов.

«Радует и то, что с этого года домашние животные перестали юридически считаться вещью, - констатирует Ольга Огай. - Если раньше в случае жестокого обращения речь шла о порче имущества, теперь преступление классифицируется как нанесение вреда живому существу. Но для смены менталитета необходимо, чтобы, как минимум, одно поколение на этом законе выросло. В Европе этого добивались двадцать лет».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах