Примерное время чтения: 8 минут
114

Рыба для себя. На ВЭФ обсудили импортозамещение продуктов для ресторанов

Стоп-кадр / АиФ

На площадке VIII Восточного экономического форума общественный уполномоченный в сфере ресторанного бизнеса Сергей Миронов рассказал о проблемах отсутствия российских продуктов в ресторанах, об импортозамещении рыбы и продовольственной безопасности.

Лучшее — продаем

— Сергей, Вы представляет рестораторов Российской Федерации. Вы озвучили очень существенную проблему —импортозамещение сырья, которое потом вкушают наши потребители во всех ресторанах страны. В первую очередь, речь идет о рыбе, которой у нас, в принципе, достаточно, но почему-то в ресторанах ее днем с огнем не сыщешь.

— Проблема заключается в том, что в настоящее время рыбаки больше всего ориентированы на экспорт и азиатские страны, а внутренний рынок России и импортозамещение не находятся в приоритете. Сейчас на Камчатке запущена прекрасная программа под названием «Рыба Камчатки» для продажи в магазинах, но она не охватывает сферу ресторанного бизнеса. Конечно, стоит начать работу над такой программой, но проблема заключается в том, что мы привыкли к норвежской форели и чилийской семге, и потребители не могут отказаться от них. Цены на рыбу выросли в 2,5 раза, что привело к удорожанию для потребителей и ресторанов. Качество упало, логистика усложнилась, но мы все еще придерживаемся привычного. Несомненно, это рыба с мощным маркетингом, над которым была сделана большая работа, но мы должны отказаться от этой зависимости.

— А качество этой рыбы далеко не самое лучшее...

— К сожалению, да. Несколько лет назад несколько компаний боролись за качество рыбы, а сейчас на рынок попадает продукция худшего качества. Мы предлагаем настоящую рыбу, тогда как норвежская рыба выращивается искусственно. К тому же, она поставляется из недружественных стран. У нас в наличии есть российская чавыча, кижуч и нерка. Однако есть две проблемы. Во-первых, компании ориентированы на экспорт, а во-вторых, рыба не обрабатывается таким образом, чтобы быть подходящей для использования в ресторанах. Мы должны перенаправить нашу деятельность в этом направлении, вместо ожидания, пока мы будем исключены из снабжения лососем. Мы не можем ждать, пока Мурманск, который также занимается выращиванием лосося, будет исключен из поставки икры из недружественных стран. Пришло время запустить свою программу и перейти на использование российской рыбы. Более того, стоит учитывать, что российская рыба в 2,5 раза дешевле, качественнее и чище, чем импортированная искусственно выращенная рыба. В 2,5 раза! И, конечно, нам необходимо заниматься этим. Сейчас обычный ресторан не может приобрести рыбу — ее нет в продаже. Если вам повезет, вы можете купить несколько тонн сразу же после поставки рыбы и хранить ее в заморозке, чтобы продавать в течение года. Но ресторан не может работать таким образом. Он не может приобрести и хранить всю продукцию, доставляемую с Камчатки в замороженном виде. Ресторан делает заказ у поставщика, который осуществляет доставку — это стандартная процедура для любого ресторана. У ресторана нет ресурсов, свободных денег, помещений или холодильных камер. На сегодняшний день это не работает.

Вчера мы провели продуктивную беседу с губернатором Камчатки, обсудив программу «Рыба Камчатки», которую он успешно запустил в торговые сети. Мы пришли к выводу, что такую же программу необходимо реализовать и для ресторанов. Ведь ресторан — это не просто место, где люди приходят поесть, но и ключевой элемент в развитии туризма. Наша страна активно развивает туристическую отрасль и приглашает иностранные гости. Однако, без развития ресторанного бизнеса туризм становится немыслимым. Представьте ситуацию: турист прилетает из-за границы. Что он должен попробовать в нашей стране? Шведский стол с норвежской семгой? Нет, он должен наслаждаться отечественной рыбой. Россияне имеют гораздо большее право на свою рыбу, чем японцы, например. Аналогичная ситуация с креветками. У нас есть превосходная северная креветка, способная заменить даже королевскую креветку, которая выращивается искусственно. Но мы продаем нашу отечественную креветку в Японию! В конечном итоге остается только самый маленький размер креветки, который не интересен потребителю. И в результате мы снова вынуждены покупать импортную королевскую креветку.

— Радует, что логистика, доставка морепродуктов с Дальнего Востока наконец-то начинает выстраиваться в западную часть Российской Федерации. Потихоньку, но эта работа идет.

— У нас есть логистика, мы продвигаемся вперед. Однако, нам необходимо разработать программы, которые научат потребителей ценить нашу рыбу и понимать, что иностранная рыба — это плохое качество, выращенное без должного внимания. В этом нам помогут поставщики, склады и морозилки. Мы стремимся направить основное количество нашей рыбы на внутренний рынок страны. Это даст защиту всем — включая наших рыбаков. Что произойдет, если люди перестанут покупать выловленную рыбу? В нашей стране она не обладает достаточной популярностью.

— То есть, культуру надо возрождать...

— Необходимо оживить культуру и популяризировать российскую рыбу, а также просвещать о ее полезных свойствах. Требуется плотная работа в данном секторе, возможно, с предоставлением субсидий и заинтересованности. У меня есть франшиза сети ресторанов, где несколько лет назад мы запустили программу, которая предусматривает использование только российских продуктов. Запрещено использовать любые другие, такие как турецкий сибас и дорадо, норвежская семга и аналогичные продукты. Мы успешно выполним это.

— То есть, Вы ориентированы полностью на продуктовую линейку, произведенную на территории Российской Федерации?

— Да, потому что безопасность продовольствия важна, особенно в России. Но чтобы реализовать импортозамещение, нужно превратить лозунги в действия. Для моей франшизы это невыгодно, так как каждый раз доставать рыбу – это проблема. И снова нет креветок, гребешка, российских устриц. Нам нужно создать условия, чтобы бизнес мог продавать отечественные продукты и отказываться от импорта, и мы должны поддержать российских рыбаков. А главное, необходимы государственные программы, потому что просто говорить о импортозамещении бесполезно.

— А многие рестораторы готовы отказаться от импортных продуктов и пользоваться только тем, что производится на территории Российской Федерации — начиная от мяса и заканчивая картошкой и той же рыбой?

— Наиболее сознательные уже отказались. Как бы нам это ни было сложно и тяжело — никакой уругвайской говядины, только российская. Только мясо и рыба производства России. Остальные сделают то же самое, когда поймут, что это выгодно, правильно и соответствует последнему тренду. Рестораны придерживаются трендов и удовлетворяют запросам потребителей.

«Свое для своих»

— Опять же ресторану выгодно купить дикую рыбу, в которой нет ни ГМО, ни антибиотиков, и поставить хороший, качественный продукт на стол своего потребителя.

— Ресторану очень выгодно, когда эта рыба есть. Когда после путины не надо лететь на Камчатку, договариваться, выкупать, транспортировать и упрашивать: «Не продавайте рыбу никому другому, продайте нам!».

— Вы на ВЭФ вчера озвучили эту проблему, ее услышали. Насколько Вы почувствовали отклик отраслевиков, готовых повернуться в другую сторону?

— Ко мне подошли несколько человек. Разные мнения были, но мне очень нравится отклик Владимира Солодова, губернатора Камчатки, который подошел и сказал: «Давайте делать программу, чтобы наша Камчатская рыба оказалась в ресторанах». Я это полностью поддерживаю.

— Потому что это реклама Камчатского края?

— Это и реклама России. Когда приходит иностранный гость и в ресторане спрашивает русскую рыбу, а ты не можешь ее ему продать, это ненормально. У нас есть на Камчатке — чавыча, кижуч, нерка, в Якутии — нельма и муксун, из Магадана везем замечательную креветку и трубача, у нас есть сахалинский гребешок — все есть для нашей страны! Надо просто понять это до конца и сделать так, чтобы наша рыба продавалась в России.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах