Примерное время чтения: 9 минут
952

«Папа не буйный!» Пенсионер из Хабаровского края заживо гниёт в больнице

Предоставлено Екатериной Сумароковой / АиФ

63-летний Сергей Морозов попал с инсультом в терапевтическое отделение Николаевской-на-Амуре ЦРБ в начале июля. За месяц, проведённый в больнице, у него образовались пролежни на копчике, а запястья стали гнить от постоянных привязываний к кровати.

О том, что происходило с пожилым мужчиной и как на это реагировали медики, рассказала «АиФ-Дальинформ» его дочь Екатерина Сумарокова, которая прилетела спасать отца из Хабаровска.

«Лежал скрюченный с пеной у рта»

Первый раз Сергей попал в больницу прямо в Новый год, когда температура у него поднялась до 40 градусов. Мужчину увезли на скорой в больницу, где диагностировали пневмонию — но уже 9 января его отправили домой, причём, как утверждает дочь, без выписного эпикриза. 23 февраля история повторилась, и пенсионер опять оказался с пневмонией на больничной койке. На этот раз лечение длилось десять дней, после чего пациента снова отпустили без эпикриза. Такая скорость лечения до сих пор вызывает у Екатерины недоумение.

«Недавно я разговаривала с дежурным врачом, который уверял меня в том, что пневмонию можно вылечить за семь дней. Да, можно, но если она протекает в легкой форме, с температурой до 38 градусов и без отягощающих моментов. У отца такие моменты — это возраст и то, что он всю жизнь проработал сварщиком, а это огромная нагрузка на бронхи и лёгкие. До этого он перенёс два инфаркта», — рассказывает хабаровчанка.

В третий раз Сергея госпитализировали 26 июня всё с тем же диагнозом, и рекорд по лечению опять был побит — оно длилось всего пять дней. На этот раз справку при выписке всё-таки удалось получить, но как утверждает Екатерина, её пришлось выбивать чуть ли не силой.

Фото: АиФ-Дальинформ/ Предоставлено Екатериной Сумароковой

Серия лёгочных заболеваний не могла пройти без последствий, которые наступили уже 6 июля. Как вспоминает собеседница, в тот день её мама Татьяна ушла в гости к соседке попить чай. Вернувшись через полчаса, пожилая женщина застала ужасную картину — её муж лежал на полу в конвульсиях.

«Приходит домой — папа на полу скрюченный, у него идёт пена изо рта. Вызвали скорую и МЧСников, которые спустили его с пятого этажа и повезли в больницу. Поместили в реанимацию, где он лежал в медикаментозной коме с 6 по 13 июля», — поделилась Екатерина.

13 июля Сергея привели в сознание, а через двое суток перевели в терапию. В больницу приехала его супруга, инвалид III группы, которая закупилась подгузниками, пелёнками и бинтами. Следующие полторы недели Татьяна ухаживала за мужем по мере сил и даже оставалась на ночь у него в палате.

Фото: АиФ-Дальинформ/ Предоставлено Екатериной Сумароковой

Состояние Сергея тем временем ухудшалось. Когда его жена заметила пролежень на копчике, она забила тревогу и позвонила дочери.

«Мама сказала, что в палату не заходят, повязки не меняют, из-за чего ей приходится там постоянно ночевать. Она просила пригласить хирурга, на что врач ответила ей отказом — сказала, что хирургов не хватает, а заставить действующего что-либо предпринять она не может. 26 июля я получила фото пролежня, связалась с главврачом и тот пообещал принять меры. Папе обрезали некроз и наложили повязку», — вспоминает Екатерина.

Хабаровчанка поняла, что её мама, которой из-за проблем с ногами самой требуется уход, не справится одна, и спасать отца нужно своими силами. 4 августа она прилетела дневным рейсом из краевой столицы в Николаевск-на-Амуре.

«Привязывали к кровати до гнойных ран»

Как только самолёт приземлился, Екатерина сразу помчалась в ЦРБ. Она прибежала в палату, где лежал Сергей, но не сразу узнала родителя — настолько его изменили болезнь и условия содержания.

«Вместо отца я увидела высохшего старика, который лежал на клеёнчатом матрасе. Мама приподнимает одеяло, которым он был укрыт. Я вижу, что он лежит полностью голый, без памперсов, на скомканных мокрых простынях, а на ягодице у него буквально дыра. Заглянула туда — а там частички кала. Видимо, он сходил в туалет, а рану ему не обработали и новую повязку не сделали. Из-за того, что его привязывали к кровати, на запястьях появились раны, которые тоже начали гнить», — с ужасом вспоминает собеседница.

Фото: АиФ-Дальинформ/ Предоставлено Екатериной Сумароковой

Хабаровчанка экстренно позвала санитарку, которая, по её словам, предложила забрать отца домой. Возмущённая такой наглостью, Екатерина пошла напрямую к главврачу Артуру Байсуакову. После того, как женщина «подняла бучу» и отчитала медиков за бездействие, в больнице закипела работа: к Сергею пришла медсестра, обработала пролежень и начала делать перевязки. Но на этом споры с докторами не закончились.

«Мне доказывали, что пациент буйный и приходится привязывать его к кровати, но в целом медсёстры справляются с обязанностями. Я объяснила про ситуацию с простынями в моче и голым пролежнем, на что врач мне сказала — это просто стечение обстоятельств, вот так случилось один раз. Ответ был предсказуемым, другого я и не ожидала», — говорит Екатерина.

Фото: АиФ-Дальинформ/ Предоставлено Екатериной Сумароковой

То, что Сергей ворочается и срывает памперсы, доказывает дочь, это не признак нестабильной психики, а нормальное явление — в обычной жизни он привык ходить в трусах, но из-за инсульта не может осознать, зачем носить подгузники. Совместно с мамой Екатерина убедила докторов перестать колоть отцу психотропные препараты, от которых тот постоянно спал и слабо реагировал на окружающую обстановку.

По решению консилиума, 8 августа Сергея перевели в хирургию, но Екатерина опасается, что из-за плачевной ситуации в медучреждении лучше ему не станет. Она подчеркнула, что не просит врачей сидеть с отцом круглосуточно и держать его за руку: «Просто заходить хотя бы раз в час, смотреть есть ли повязка или нет, сходил ли он в туалет».

«Вчера на папино место в терапии положили старичка, а сегодня утром его уже в психинтернат определили, якобы он ночью буйный был. Боюсь представить, что было бы [с моим отцом], если б я не вмешалась в ситуацию. Хочется, конечно, чтобы его перевели куда-то дальше, в другую больницу, но он сейчас, скорее всего, нетранспортабельный», — заключила собеседница.

Что говорят минздрав и прокуратура?

В краевом министерстве здравоохранения информацию о ненадлежащем уходе за Сергеем Морозовым назвали недостоверной. Как сообщила пресс-служба ведомства, он поступил в больницу с диагнозом «острое нарушение мозгового кровообращения с отягощенным соматическим анамнезом». Отмечается, что врачи своевременно подключили пациента к аппарату ИВЛ, а после выхода из комы ему купировали судороги.

«26 июля от дочери пациента поступила информация о ненадлежащем уходе, в результате которого на коже крестцовой области образовался пролежень. Пациент был осмотрен хирургом, даны рекомендации по уходу и лечению пролежня для подготовки к некрэктомии. Далее была проведена некрэктомия в пределах здоровой ткани, продолжено лечение в условиях терапевтического отделения.

Проводимое лечение пролежня затруднено на фоне психомоторного возбуждения пациента, вызванного осложнениями тяжелой болезни. <...> По основному заболеванию появилась положительная динамика, поэтому на 8 августа запланирован перевод пациента в хирургическое отделение для продолжения лечения пролежня», — прокомментировали в министерстве.

После того, как история вызвала резонанс в соцсетях, прокуратура Николаевска-на-Амуре запустила проверку. Представители надзорного ведомства выясняют, нарушалось ли законодательство при оказании медпомощи пенсионеру.

«В ходе проверки будет дана оценка деятельности должностных лиц учреждения здравоохранения. При наличии оснований будут приняты меры прокурорского реагирования», — сообщили в пресс-службе прокуратуры Хабаровского края.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах