Примерное время чтения: 6 минут
125

От убийств – к обману в Интернете. Как изменилась хабаровская преступность?

Мир меняется, становясь все более виртуальным: все больше времени люди проводят не в реальной жизни, а в интернете. Под изменения в обществе подстраивается и преступность.

О том, какие преступления стали чаще всего совершать в Хабаровском крае и о том, как новые технологии помогают их раскрывать, рассказал заместитель руководителя следственного управления Следственного комитета РФ по Хабаровскому краю и Еврейской автономной области, подполковник юстиции Эдуард Трубчик.

Образованные и семейные

Дарья Немцева: Меняется ли преступность с течением времени? Какие у нее сейчас характерные черты?

Эдуард Трубчик: Я начал службу в органах МВД в 2007 году. Могу сказать, что сейчас стало меньше преступлений против жизни и здоровья личности, но больше – экономических и должностных. Кроме того, цифровизация влияет на все сферы современной жизни. В этой связи особенная часть уголовного закона периодически пополняется новыми статьями. Например, целого блока преступлений в сфере информационных технологий раньше просто не существовало.

– Интернет-технологии не обошли и криминалистику. Появились ли новые методы расследования преступлений?

– Самые современные новинки касаются сферы информационных технологий. Виртуальные следы преступной деятельности помогает находить программное обеспечение для анализа цифровых данных. Следователи успешно расследуют такие уголовные дела.

Всего несколько дней назад мы направили в суд уголовное дело в отношении специалиста оператора связи, который перевыпустил в личных целях SIM-карты, принадлежащие клиентам компании. Этим он, безусловно, подверг их риску, поскольку сегодня с номером телефона связаны и аккаунты в социальных сетях, и банковские приложения. Но незаконную деятельность своевременно пресекли.

– Кто обычно совершает такие преступления?

– Преступники в сфере цифровых технологий обычно молоды, у них есть образование или они являются самоучками в сфере IT. Человек, совершивший экономическое или должностное преступление, как правило, хорошо образован, имеет семью, стабильную работу или бизнес.

Бытовые убийства часто возникают в среде тех, кто злоупотребляет алкоголем или токсичными веществами. Как правило, такие люди ведут антисоциальный образ жизни, имеют судимости, не работают, в состоянии опьянения проявляют сильнейшую агрессию.

Думаю, что образы таких преступников с годами не меняются. Но всех их отличает желание получить какие-то блага или решить свою проблему не трудом или талантом, а нарушив нормы закона. Это деструктивное начало в личности объединяет самые разные типы преступников.

Нет тела – есть дело

– В криминальной среде есть старая поговорка: «нет тела, нет дела». Насколько она актуальна?

– Это всего лишь народный фольклор. К расследованию преступлений он не имеет никакого отношения. Если произошло убийство, то даже при отсутствии тела следователи и криминалисты по следам, которые оставляет любое преступление, и показаниям свидетелей восстановят истинную картину событий.

Приведу пример. Несколько лет назад в Хабаровске пропала учительница школы. Следователи установили, что у женщины был конфликт с соседом, который затопил ее квартиру и игнорировал требования о компенсации ущерба. Мужчина убил соседку, избавился от тела и постарался тщательно скрыть следы. Однако, несмотря на все усилия преступника, следователи обнаружили следы преступления в его квартире. Уголовное дело было направлено в суд, мужчина осужден к 13 годам лишения свободы. При этом тело женщины так и не было обнаружено.

– А можно ли понять по каким-то признакам, что человек на допросе врет?

– Для того, чтобы изобличить человека во лжи, необходимо обладать объективными сведениями, результатами расследования. Внимательно на него посмотреть – недостаточно, как бы не пытались эту точку зрения нам навязать авторы сериалов. Даже результаты исследования с использованием полиграфа сами по себе не несут доказательственного значения. Они могут лишь сориентировать следователя обратить внимание на реакцию испытуемого на тот или иной вопрос.

Другое дело, что следователю, как правило, не составляет труда собрать материал, опровергающий позицию говорящего неправду фигуранта дела. Да и сам лжец заводит себя в тупик, поскольку не в состоянии запомнить все детали и подробности придуманной им истории.

Кто убил мать?

– Сколько дел обычно находится в производстве у следователя?

– На практике учитывается скорее не количество уголовных дел, а их категория и сложность, сроки расследования, нахождение подозреваемого или обвиняемого под стражей. Руководитель следственного отдела, распределяя нагрузку, учитывает опыт и квалификацию следователя, а также его специализацию. Поэтому однозначно сказать трудно. Все зависит от конкретных обстоятельств.

Мы при приеме на службу ориентируем сотрудников, что работы всегда будет много. Она должна быть эффективной, строиться на умении планировать, несмотря на загруженность. Но и результат работы будет виден сразу – помощь людям, восстановление справедливости.

– Какое дело в вашей практике было самым неоднозначным?

– Я расследовал уголовное дело об убийстве женщины. Под подозрением находились два ее родных сына. Оба они указывали друг на друга как на виновного в убийстве матери. При этом один из них аргументировал свою позицию наличием у брата психического заболевания. Однако у меня сформировалось доверие именно к тому из братьев, кто имел заболевание. По результатам расследования его невиновность подтвердилась – мы восстановили всю картину преступления, и стало ясно, что убийцей был его брат. Уголовное дело было направлено в суд, где постановлен обвинительный приговор.

– Сталкивались ли с забавными ситуациями?

– Помню, выехали следственно-оперативной группой для осмотра места происшествия. В Индустриальном районе на улице лежал мужчина, при осмотре сотрудниками полиции признаки жизни не подавал. Мы приехали, стали его осматривать, а он просто сильно перебрал с алкоголем и очнулся. Было неожиданно.

– Угрожали ли вам по работе?

– Не сталкивался. Как правило, люди понимают, что высказывание угрозы следователю – уже преступление.

– А почему вы сами решили стать следователем?

– Многие мои коллеги с детства об этом мечтали. А я хотел стать пилотом. Но прислушался к рекомендациям родителей, мнение которых для меня всегда было авторитетным, и выучился на юриста. Сейчас я чувствую себя человеком, реализовавшимся в профессии, и ни с какой другой работой себя не ассоциирую.

– Можете назвать минусы вашей работы?

– Минус в том, что в сутках всего 24 часа. Следователь, который увлечен работой, не замечает времени. Но это не значит, что мир вокруг него «замораживается». Наша профессия целиком и полностью зависит от людей, а, значит, существует необходимость подстраивать работу под обстоятельства.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах