245

Не наказать, а предотвратить. Как генпрокуратура наводит порядок на ДВ

Юлия Кремнева / АиФ

Дальний Восток на сегодняшний день, пожалуй, самый популярный регион в Российской Федерации. Государство всеми силами пытается его развивать. И без помощи прокуратуры, которая следит за соблюдением законов, не обойтись.

Насколько это сложно и какие задачи решают прокуроры? В интервью «АиФ - Дальинформ» об этом рассказал заместитель генпрокурора РФ Дмитрий Демешин.

Инвесторы на особом контроле

Юлия Кремнева, «АиФ-Дальинформ»: Уже 6 лет Дальний Восток является уникальной экономической зоной, ради этого были созданы новые законы, скорректированы старые. Но почему-то до сих пор чиновники не понимают, что время изменилось, и мы должны работать по-новому?

Дмитрий Демешин: Во всех субъектах нашего ДФО, за исключением Магаданской области, созданы 22 ТОР. В социально-экономическое развитие заложены определенные индикаторы его развития, и они действуют, но результат виден не сразу, инвестиции оправдываются лишь через 5 - 10 лет. Основная задача прокуратуры полностью обеспечить надзорное сопровождение реализации всех этих государственных проектов, которых на сегодняшний день более 110, на введенных в эксплуатацию объектах уже трудоустроено почти 28 000 человек. Инвестировано 3.6 триллиона рублей. Это уникальная сумма частных вложений для нашей страны. 

Задача прокуроров не только устанавливать, но и устранять предпосылки к нарушению законов. При объезде регионов ДФО я, как куратор по линии генпрокуратуры, практически везде встречаюсь с резидентами ТОСЭР и общаюсь с инвесторами посредством ВКС. Буквально на днях общался с Чукоткой и Бурятией. И часто сталкиваюсь с проблемой, когда чиновники, особенно из тех, что подчинены Минвостокразвитию, привыкшие работать не как эффективные менеджеры мировых корпораций, когда берут процесс и сопровождают его до момента полной реализации, а ведут себя именно как чиновники. Сидят в кабинетах в ожидании, когда им принесут документы, в которых видят только лишние запятые и заставляют инвестора ходить по кругу. В результате из-за этого работа затягивается. Еще одна проблема - отсутствие инфраструктуры. Например, из более 1000 земельных участков, подлежащих  передаче резидентам, до сих пор оформлено лишь меньше трети. Наша задача, согласно государственной политике, быть мостом между инвесторами и чиновниками, не только для контроля, но и для практической помощи.

Например, правительство Хабаровского края больше года не решало вопрос о выделении компании «ГринАгро» земельного участка для увеличения производственной мощности, строительства животноводческого комплекса. Типичные проблемы – то чиновнику некогда, то у него заканчивается срок на рассмотрение заявки и т.д. В результате инвестор год бегает, чтобы ему дали возможность работать и развиваться. Естественно, прокуратура отреагировала на эту ситуацию.

Не стоит молчать и терпеть

- Но очень часто представители бизнеса почему-то сами замалчивают проблему и предпочитают терпеть.

- И очень жаль, что молчат и несвоевременно обращаются за помощью. Не любят они идти к правоохранителям. Поэтому я большое внимание во время рабочих поездок уделяю резидентам ТОСЭР. Наша задача оказать правовое сопровождение в разрешении этих вопросов. Государству сегодня нужны энтузиасты, которые хотят зарабатывать деньги и платить налоги. И мы следим за тем, как чиновники выполняют свою работу, за которую они получают немалую зарплату.

Работы у нас немало в этом направлении. Приведу еще один пример. Из 146 мероприятий строительства инженерной инфраструктуры - выполнено 38. Это всего 26 процентов от общего объема. В ряде даже этих случаев принимались работы с нарушением проектно-сметной документации. Мы осуществляем надзор за этими проектами. Но также нам приходится заниматься разъяснением и правовых вопросов. Государство вкладывает большие деньги в строительство инфраструктуры, и инвесторы зачастую готовы принимать в этом участие, но они не знают, в каких случаях получат компенсацию за понесённые расходы. Мы поднимаем все нормативно-правовые акты и принуждаем дочерние предприятия «Корпорации развития Дальнего Востока», чтобы они занимали активную позицию. Мы также поставили вопрос об оптимизации институтов власти, которые занимаются у нас реализацией государственной политики по привлечению инвестиций. Свести всё к режиму «одного окна». Есть и положительный пример ТОСЭР-Комсомольск. Где компания «Флагман» имела задолженность от потребителей по завозу топлива на сумму свыше 750 млн рублей. Мы посмотрели ситуацию, почему не может развиваться резидент из-за долгов. Оказалось, что большинство должников государственные и муниципальные предприятия. Как показала проверка по всем регионам ДФО, бюджет задолжал бизнесу огромную сумму, по требованию прокуроров более 5,5 млрд рублей уже погашено. Генеральная прокуратура установила особый контроль за этой ситуацией. Выяснилось также, что госструктуры планируют какие-то работы, но не наполняют бюджет для этого, что, увы, уже вошло в привычку оплачивать выполненные работы в следующем году. В результате бизнес кредитуется, попадает на проценты и в будущем уже не хочет связываться с госконтрактами. 

Или, например, проблема в Бурятии с центром занятости. Большое количество людей стоят на учете и получают государственное довольствие, с северным коэффициентом выходит немало. Работать не сильно хотят. А когда к резидентам приезжаешь с вопросом, почему работа стоит? Они говорят, что некому работать. А ведь только в Бурятии в работе нуждаются свыше 30 000 человек. Все они получают материальную помощь, но на практике зачастую оказывается, что некоторые из них, возможно, работают  неофициально и фактически обманывают государство. И мы сейчас ищем пути, чтобы развить нашу занятость населения. Потому что, если наши люди не хотят работать, нужно их снимать с государственного довольствия. В любом случае мы планируем провести в мае этого года коллегию, где будет обсуждаться и эта проблема в том числе.

От бревна до хвоста

- Самые криминогенные отрасли Дальнего Востока - рыбная и лесная. Как с наведением порядка здесь обстоят дела?

- С учетом масштабности этой проблемы, органы прокуратуры взяли её на особый контроль. Например, что касаемо водно-биологических ресурсов, у нас создана Амурская бассейновая природоохранная прокуратура, которая очень хорошо себя зарекомендовала. Но тем не менее не всегда мы успеваем эффективно реализоваться на вверенной нам территории. Сейчас поставлен вопрос о законодательной инициативе природоохранной прокуратуры, чтобы она быстрее это делала, а не через территориальных коллег. Или в этом году в работу вмешалась пандемия, поэтому не сразу инспектора рыбоохраны смогли выйти на свои рубежи. Поэтому в 2020 году почти на 20 процентов больше выявлено случаев нарушения закона. Почти 4 000 фактов нарушения закона мы констатировали за прошедший период. Якутия, Забайкальский, Камчатский, Хабаровский края, Сахалинская область - везде власти нарушили порядок определения границ добычи рыбы. Были нарушения и в вопросах приема заявок на добычу рыбы. Были злоупотребления и со стороны граждан. Например, в Хабаровском крае и в других регионах проблема общая для всех, среди КМНС встречались нечестные промысловики. Мы инициировали своей рабочей группе создание системы учета представителей КМНС, чтобы исключить злостных нарушителей. 

- В прошлом году запрет на добычу плавными сетями был направлен на сохранение и восстановление нерестилищ. Но в результате положительного эффекта достигнуто не было. Возросли случаи браконьерства. Какое решение этой проблемы видите вы? 

- Постоянно изменяющиеся правила добычи, изменения категорий сетей, которыми можно или нельзя ловить рыбу, всё это влечёт за собой коррупциогенный фактор. В этом году мы будем заблаговременно поднимать все эти вопросы. Необходимо смотреть на результаты этой работы, насколько она продуктивна. Получается, что те, кто занимается этим на промышленной основе, подключая наше население, - проигрывают. Рыба и экология не сильно выигрывает в этой части. Государство свою функцию выполняет номинально и в последний момент. Все эти проблемы ведут к массовому нарушению прав людей и бизнеса. И наша задача, контролируя эти процессы, решить эту проблему. Я, как куратор округа, нацелен на то, чтобы убрать предпосылки к нарушениям, а не бороться с ними, когда они уже будут. Мы работаем уже сейчас, а не ждем, когда наступит это время. Например, мы вскрыли еще одну проблему - оптовые поставки продуктов авиатранспортом. Когда икру баулами перевозят в центральную часть страны. Зачастую это промышленные объемы, необходимо выяснять источники добычи и платить с этого налоги, потому что это уже бизнес. Мы видим эти вопросы, Минсельхозом и Минтрансом готовятся необходимые изменения в законодательные акты. Только за 2020 год было выявлено 7 000 нарушений, которые были устранены в том числе и благодаря прокурорскому реагированию. И тут у нас возникает настороженность, не занимаемся ли мы обязанностями органов контроля, потому что за это получают зарплату другие люди. Прокурор должен следить за тем, как работают органы контроля, а не подменять их. Мы должны заниматься законом, а не бороться с бизнесом. Большое количество нарушений, это значит, что задача пока не решена.  

Те же проблемы и в лесной отрасли. Проанализировали, пресекли недавно деятельность организованной преступной группы, которая занималась контрабандой древесины. В декабре я утвердил обвинительное заключение. У нас также стоит вопрос, кто за это отвечает в рамках своей компетенции в Росприроднадзоре, а также таможенники и пограничники. Без покровительства этих структур, куда можно зачислить и правоохранителей, масштабная организация такой деятельности невозможна. Поэтому обеспечение пресечения этих фактов - одна из приоритетных задач органов прокуратуры. Но не посредством выявления большого количества нарушений, а посредством спроса с тех служб и ведомств, которые обязаны это делать. Именно на это я нацеливаю прокуроров при организации работы в отдельных регионах. 

Во всем нужен контроль

- Вы говорили, что часто прокуратуре приходится силком понуждать контролирующие органы к работе. А как обстоят дела на Дальнем Востоке? 

- Наша задача, чтобы органы контроля не обижали бизнес и не оказывали на него административное воздействие. Особое внимание уделяется в соответствии с приказами генерального прокурора, поручениями, которые ему ставит президент РФ. У нас более 3 000 предпринимателей, чьи права были восстановлены в истекшем 2020 году именно ввиду необоснованных проверок. В том числе было и постановление Правительства о запрете этих проверок, но органы контроля злились и хотели проверять. Зачастую это по 5 проверок одного и того же органа. Вот на ТОР-ах это проверки, которые проходили в обход разрешения Минвостокразвития, приходили и проверяли резидентов. Например, для микроорганизаций прописано не более 10 часов в год со стороны одного контролирующего органа. А те приходят, например, на рыбоперерабатывающее предприятие в разгар добычи и на три дня блокируют их работу. Очень часто, к сожалению, мы вынуждены реагировать и в рамках уголовного права. Сейчас 5 уголовных дел в отношении должностных лиц органов контроля, которые допустили злоупотребление своими полномочиями. Но мы не орган репрессий, мы орган восстановления справедливости. Мы не ставим задачу кого-то посадить, но мы должны регулировать позицию правоотношения в обществе. Вот у нас 9,8 тысячи поступлений заявлений от органов контроля, проведения проверок, из них более 30 процентов были отклонены. В половине обращений даже отсутствовали основания. Они настолько привыкли ко вседозволенности, что даже не считают нужным аргументировать свои желания. Не буду скрывать, что здесь есть и коррупционная составляющая. Конкурентная борьба всегда актуальна. Всевозможные заказы, и мы в этом случае подключаем субъекты оперативно-розыскной деятельности. 18 000 нарушений в сфере противодействия коррупции прокурором в округе было выявлено за 2020 год. 

- И как же обстоят дела с коррупцией на Дальнем Востоке? 

- Ситуация сложная, не буду лукавить. Борьба с коррупцией зависит не только от правоохранительных органов, и не только в том, чтобы поймать и в тюрьму посадить. Во многом это задача и журналистов, поднимать аспекты несправедливости в обществе. Зачастую у нас чиновники продают государственные интересы и полномочия. Наша задача не допустить предпосылок этой коррупции. Именно в 2020 году более 5 000 должностных лиц разных органов власти, по инициативе прокурора, привлечены к административной и дисциплинарной ответственности. Возбуждено 144 уголовных дела коррупционной направленности. Их могло быть больше, но наша задача не пересажать людей, наша задача, чтобы любой чиновник на своем месте работал на совесть и по закону. Но зачастую, к сожалению, они воруют в рамках той компетенции, которая им доверена. Буквально на днях направил дело в суд в отношении руководства Кроноцкого заповедника на Камчатке. Практически половина прежней администрации создали ОПГ и  по-своему «освоили» 450 миллионов рублей, выделенных на утилизацию отходов жизнедеятельности людей. В настоящее время на завершающей стадии находится расследование уголовного дела о растрате 500 млн рублей «ДЭК». Уже осуждены должностные лица, которые признали вину. Наша задача вернуть государству похищенное и показать обществу, что укравший чиновник будет нищим в перспективе. 

- Как Дальний Восток пережил пандемию, насколько эффективно расходовались выделяемые государством средства? 

- Вызов, который бросила нам пандемия, заставил многие службы сплотиться. Мы получили шоковую терапию. При этом органы власти, губернаторы, которым президент делегировал большое количество полномочий, почувствовали, что они ответственны за конечный результат. Все структуры научились работать вместе, взаимодополняя друг друга. Поменялось и законодательство, плюс мы посмотрели, каким образом имплементируется то, что придумано до пандемии. Например, мы увидели, что в разных регионах в рамках нацпроекта не выполнены обязательства по строительству ФАПов в достаточном количестве. Проблем было масса, но это заставило мобилизовать все наши силы, вскрыть массу нарушений в процедурах закупок в здравоохранении. Помимо этого, государством выделялись большие деньги на выплаты медицинским работникам, и прокуроры стояли на страже обеспечения прав людей, которые, рискуя здоровьем, спасают больных. Более 23 000 медработникам мы восстановили трудовые права. В первую очередь по доплатам от президента. Теперь же наша задача провести ревизию того, что сделано в регионах, и насколько эффективно и законно расходовались выделенные средства.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах