Примерное время чтения: 14 минут
1698

Три часа молитв и хлеб на ужин. Журналист «АиФ» неделю провела в монастыре

Арина Проскурина / АиФ

19 января – один из главных православных праздников: Крещение господне. В этот день, как и в другие значимые даты, верующие христиане стараются посетить храм. В будни мало кто часто заглядывает на службу. А как проходят праздники там, где все дни состоят из служения Богу, а жизнь идет по четкому расписанию и каждый день расписан по минутам? Чем за высоким монастырским забором занимаются женщины в черных одеждах? Как они встречают Новый год, Рождество, Крещение?

Чтобы выяснить это, корреспондент «АиФ-Дальинформ» решила окунуться на восемь дней в монастырскую жизнь в Приморской глубинке за 690 км от Хабаровска.

Молитва на фоне фейерверка

30 декабря сажусь в вечерний поезд до Уссурийска. Одиннадцать часов в пути, и я на перроне. Меня уже ждет машина до монастыря в честь Казанской иконы Божьей Матери. Он находится в поселке Раздольном.

Фото: АиФ/ Арина Проскурина

Подъезжаем. На пороге встречает настоятельница, монахиня Феодосия. Первым делом показывает комнату, где буду жить, и отправляет в трапезную позавтракать. На завтрак – рисовая каша, кусочек хлеба и чай. Во время трапезы нельзя оглядываться по сторонам, категорически запрещено разговаривать – нужно смотреть строго в свою тарелку.

После завтрака матушка зовет присоединиться: в монастыре ставят елку. Вместе с еще одной путешественницей из Большого Камня, Анастасией, мы легко справляемся с просьбой.

Свободного времени не выдалось и дальше: мы обратили внимание на грязный коридор и решили его вымыть, а вместе с ним трапезную и кухню.

«Не забудьте вытряхнуть на улицу коврики около комнат. Полы мойте на два раза. Возьмите железную губку, понадобится, чтобы очищать грязь на кафеле», – сурово наставляет послушница Надежда.

Незаметно наступает время ужина. У верующих еще шел Рождественский пост, и еда была без кулинарных изысков, но и в целом во многих монастырях кухня простая.

В первый день приезда мне предложили сходить в русскую баню, и я не упустила такой возможности. Настоящая деревенская баня с тазиком и ковшом!

В бытовых хлопотах «по дому» проходит и следующий предпраздничный день. Все буднично до самого ужина, после которого, по правилам монастыря, насельницы должны идти на вечерние молитвы. Но 31 декабря все по-другому. Молитвы решили читать ночью, чтобы с ними вступить в Новый год. Стоять в храме и слушать чтение молитв в тот момент, когда за окном стреляют петарды и фейерверки и слышатся радостные крики – очень необычно. Возникает ощущение, что находишься на корабле, проплывая через мирские радости.

Фото: АиФ/ Арина Проскурина

Молитвы длятся около полутора часов, с непривычки так долго стоять неподвижно очень тяжело. Глаза закрываются, так и тянет присесть на лавочку – но это разрешено только больным. Самой «молодой» насельнице монастыря – около 60 лет, а остальным уже далеко за 70, и все они стойко держались на ногах, а садились только совсем пожилые женщины.

Сестры-монахини прочитали множество записок с именами людей, которые просили о молитве в новогоднюю ночь.

«Спаси Господи и помилуй рабов Божиих Александра, Валентину, Анастасию…», – читает монахиня Вероника.

Я была гостем, однако возможность прочитать такую записку выпала и мне.

Фото: АиФ/ Арина Проскурина

Ближе к двум часам ночи все отправились спать. Кстати, если после отхода ко сну захотелось, например, встать и выпить чая, то нужно спросить разрешения у настоятельницы. Если она согласна, то послушницы в трапезной могут оказаться против и даже посоветовать уйти.

Искушение дровами

Подъем в монастыре обычно в 5 утра, отход ко сну – когда закончена вся работа, примерно в 21 час. Ранним утром следующего дня я проснулась в 5.20 от молитвы за дверью. Еще одна особенность, которую больше нигде не встретишь. В монастыре перед тем, как войти в комнату человека, принято произнести особую молитву – «Молитвами святых Отец наших, Господи Иисусе Христе Боже Наш, помилуй нас». И только после того, как сестра в келье скажет «Аминь», можно открыть дверь.

К нам – я делила комнату с Анастасией – вошла настоятельница:

«Пора на утреннюю молитву».

Как же так: еще не успели отойти от ночного бдения – и снова молитвы! Но в «чужой монастырь со своим уставом не ходят», и мы отправились в храм. На сей раз на лавочку хотелось уже не присесть, а прилечь и вздремнуть. Правило (молитва), которое продолжалось около двух часов, мы выстояли, но в тот момент я как никогда была близка к тому, чтобы уснуть стоя. Мне почти это удалось, но помешала просьба матушки почитать молитвы на церковнославянском языке. Я с удовольствием согласилась.

Утреннее правило заканчивается. Все подходят под благословение матушки и идут на завтрак. После него сестры отправляются на послушания – выполнение заданий, которые ставит настоятельница. Мне сказали идти на монастырский двор перекладывать дрова. Одевшись потеплее, иду на улицу. Задача оказалась не такой простой: ее осложняли мороз, гололед и сами дрова, от которых много мусора и пыли.

Фото: АиФ/ Арина Проскурина

Не обошлось и без искушений. Под ними в монастыре принято понимать буквально все – неправильно помыты полы, не так слеплены котлеты, не туда сел или не так встал, и уже можно вызвать раздражение у монахинь.

«Будьте осторожны, здесь очень скользко. И внимательнее, здесь небольшая ямка, можно упасть», – предупредила паломница из Хороля Марина.

Но, взяв очередную порцию дров, я поскользнулась и все же упала, повредив ногу. Превозмогая боль, продолжила носить дрова, чтобы выполнить работу. Когда обратилась за помощью, мне посоветовали йод.

Нельзя не отметить, что взаимоотношения в монастыре настолько специфические, что могут шокировать неподготовленного гостя. Грубые окрики, замечания – в порядке вещей.

«Ты что, не подмела под ковриком? Там же грязно, сама, что ли, не догадалась?» – комментируют монахини.

Фото: АиФ/ Арина Проскурина

После послушания нас ждала обеденная похлебка с гречневой кашей и рыбой. Во время обеда матушка Феодосия читала жития святых. Немного подкрепившись, я продолжила работать. Необходимо было помыть иконостас, лампадки от воска и гари, подсвечники и иконы. Работы не на один день, но мне на помощь направили мою соседку по келье, и дело пошло быстрее. Кроме того, в храме тихо и спокойно, умиротворяющая атмосфера – эта работа пришлась мне по душе.

Вечером за нами на машине приехала матушка: от храма до жилого корпуса пешком идти 10-15 минут. Оказавшись в комнате, падаю на кровать без сил – но ненадолго: слышу звон колокольчика, который говорит о том, что наступило время ужина.

За вечерней трапезой матушка Феодосия традиционно читает о жизни святых подвижников. Не всегда получается внимательно слушать, хочется отдохнуть, но нельзя – не положено по уставу. И после ужина все направляются на вечернее правило, где снова читают молитвы.

Особенностью вечерних молитв является то, что после них существует традиция всем сестрам монастыря друг у друга просить прощения, чтобы со спокойным сердцем лечь спать. Они поворачиваются друг к другу с поясным поклоном и произносят «Простите и благословите».

Наконец появляется возможность лечь спать. Удается не сразу: в комнате стоит и ревет старый холодильник. Впрочем, уже через пару дней я перестала его замечать – настолько не было сил, я сразу же засыпала.

Фото: АиФ/ Арина Проскурина

Рождественская ночь

Все последующие дни также прошли в трудах: мытье огромного холодильника, полов, пение на богослужениях. Все это занимало очень много времени. На личные дела оставались буквально минуты. Но мне все же удалось прочитать книгу про современных монахов.

Время приближалось к Рождеству, предпраздничных работ становилось все больше. При этом весь день 6 января в Сочельник мы голодали. Так положено – до первой звезды не вкушать пищи. Только с ее появлением – символа звезды Вифлеемской – можно отведать постное блюдо – сочиво, оно готовится из пшеницы или риса с медом и фруктами. Накануне я перебирала пшеницу для его приготовления.

В этот день все были заняты приготовлением еды для праздничного стола после ночной литургии. Для помощи монахиням стали приезжать паломники из ближайших окрестностей. А мне и после перебора пшеницы не дали заскучать. Сначала я помогла украшать еще одну елку в холле монашеского общежития, а потом на кухне чистила кальмар. После обеда уже бежала в храм на спевку с хором, чтобы повторить рождественские песнопения.

Фото: АиФ/ Арина Проскурина

Стало вечереть. За ужином – чай с хлебом. После чаепития дали время немного отдохнуть, чтобы набраться сил перед ночной службой. Я решила повязать четки, чтобы собраться с мыслями и отвлечься.

Незаметно время подкралось к полуночи. Все сестры собираются в фойе, чтобы ехать в храм. У входа две елочки, украшенные новогодней мишурой, издалека видно пришедших на службу прихожан. В иконной лавке мать Маргарита принимает записки в алтарь на поминовение людей за Божественной литургией.

Захожу в храм – он наполнен благоговейной тишиной. В глубине церкви началась исповедь, которую совершает отец Игорь из Марфо-Мариинского женского монастыря Владивостока. По пути к клиросу взгляд падает на украшенные цветами и еловыми веточками иконы. Они создают рождественское настроение.

Фото: АиФ/ Арина Проскурина

До начала службы остается совсем немного времени. Людей, которые хотят встретить праздник Рождения Богомладенца, становится все больше. В храме уже многолюдно, прихожане приводят с собой детей и внуков.

Наступает долгожданный возглас священника на начало Литургии, и чтец начал произносить молитвы. В эту ночь монастырский хор пел торжественно и слаженно, что нельзя сказать об обычных богослужениях. Несмотря на то, что времени для спевок было мало, сестры не допускали ошибок.

Во время Рождественской службы причастилось больше 50 человек, которые приехали из разных уголков Приморского края: Владивостока, Камень-Рыболова, Хороля, Уссурийска и Большого Камня. Всех их объединила главная цель – встретить праздник вдалеке от мирской суеты в монастырской ограде.

В завершении богослужения матушка Феодосия подарила каждому пришедшему на службу сладкий подарок, которому радовались не только дети, но и взрослые. На их лицах сияли улыбки.

Фото: АиФ/ Арина Проскурина

После богослужения сестры монастыря с прихожанами отправились для разговения на праздничную трапезу, где пелись рождественские колядки. Одна из пожилых монахинь, мать Вероника, прочитала свое стихотворение о послушании. Дети прихожан пели новогодние песни. Мы с Настей тоже пропели рождественскую колядку «Небо и земля».

На следующий день все собрались в 9 утра на легкий завтрак. После него каждый смог заняться личными делами. Меня ждал вечерний поезд до Хабаровска, так что я стала собираться домой.

Время пролетело незаметно. Обменявшись подарками и сделав селфи на память, мы попрощались с Настей. Настоятельница поблагодарила за труды и пригласила приезжать почаще. И снабдив пакетом моих любимых мандаринов, благословила в дорогу.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах