aif.ru counter
313

Любовь Одзял: «Нас слышат и уважают»

«АиФ-Дальинформ» №15. «АиФ-Дальинформ» №15 12/04/2017
Жизнь аборигенов - это не только фестивали и праздники.
Жизнь аборигенов - это не только фестивали и праздники. © / Фото из архива редакции / АиФ

Меньше недели назад в Салехарде (Ямало-Ненецкий АО) завершился VIII Съезд Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Хабаровский край на Съезде представляли 32 делегата из Хабаровска, Комсомольска-на-Амуре и 15 районов края.

В их числе была Любовь Одзял, президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера в Хабаровском крае, наш сегодняшний гость. С Любовью Александровной мы говорим о насущных проблемах аборигенов и путях их решения.

Без рыбы - никак

- Какие главные проблемы были подняты на этом Съезде? Есть ли что-то, характерное именно для Хабаровского края?

Любовь Одзял
Любовь Одзял Фото: АиФ/ Фото из архива редакции

- Когда я выступала, несмотря на то, что в моем докладе поднималась исключительно проблематика Хабаровского края, аплодисменты звучали почти на каждой фразе. Говорила о несовершенстве законодательстве в сфере рыболовства, о принятии нормативных актов, ущемляющих права коренных народов, о набившей оскомину системе «заявки-отказы», о проблемах национальных общин. Это больная тема для всех аборигенов! По новому административному регламенту, устанавливающему порядок получения квот на вылов рыбы, требуется подавать заявку только в печатном виде. Не думаю, что в городе Хабаровск у всех дома есть принтеры, сканеры и компьютеры. Что тут говорить о селах… Во многих селах отсутствует сотовая связь, стабильное электроснабжение, а компьютер есть только в сельской администрации, один на все село. 

Я считаю, что это издевательство. Весь Дальний Восток и практически всё побережье завязано на рыболовстве. Как людям жить? Например, недавно к нам в Ассоциацию с сигналом о помощи обратилась семья аборигенов, живут вдали от людей в заброшенном селе Круглое. Живут только тем, что дает природа, держат много собак, так как вокруг полно медведей. Естественно, что питаются сами и собак кормят только рыбой. Заявки никогда не подавали, сейчас вынуждены как-то решать этот вопрос, так как стали отбирать сети, требовать документы. Вот, что делать таким людям? Куда им идти? Умирать с голоду? Пришлось взять подачу заявок этой семьей под личный контроль, по телефону продиктовали данные паспорта, сейчас делаю на них заявки. 

- Почему нельзя автоматически «начислять» квоты коренным жителям? Если ты сегодня нанаец или эвен, ты же завтра не станешь русским или татарином?

- Когда проходит перепись, нас менее 23 тысяч, а как списки собираешь по районам – свыше 26 тысяч. Есть подозрение, что эти 3 тысячи национальность «меняют», когда им это выгодно. Удобнее представляться русским – они русские, а как дело заходит о получении льгот и преференций, сразу вспоминают, что они аборигены. Неприятно, конечно. Радует, что их не так много, но даже один такой горе-абориген может создать плохое мнение о народе.

Обман ради выгоды

- Чтобы избежать таких скользких ситуаций и чётко определить, кому что положено, нужен Реестр коренных малочисленных народов Севера. Федеральные власти как раз собираются ставить всех КМНС на автоматизированный учёт, но подход Агентства по делам национальностей мы считаем неверным. 22 февраля на встрече с представителями Федерального агентства по делам национальностей я выступала с критикой законопроекта по реестру.

Основная проблема - несовершенство федеральных законов.

- Почему неверным?

- Они предлагают свести в единую базу данных сведения из МВД, отделов ЗАГС, ФМС. Мол, так сразу будет понятно, сколько у нас в реальности аборигенов. Но они забыли, что в паспортах и свидетельствах о рождениях графа «национальность» больше не обязательная! И многие люди, особенно молодые родители, не знают, что у них есть право указать свою национальность и национальность своих детей. Сколько таких по всей стране, по Хабаровскому краю? Как федеральный центр поймёт, что вот этот человек – нанаец, а этот – украинец или русский, живущий в национальном селе? 

- Что же вы предлагаете?

- Реестр необходим, но составлять его должны власти на местах – главы поселений, районов. Глава села точно знает, кто действительно из коренных малочисленных народов, а кто – нет.

- А зачем кому-то обманывать власти?

- Ради получения льгот. Были примеры, когда люди, не имеющие никакого отношения к аборигенам, более того – приехавшие из других регионов, регистрировали национальные общины и получали льготы как КМНС. Вот, чтобы пресечь подобное, нужно вести дела на местах.

- Вас в Агентстве услышали?

- Когда члены Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ, представители субъектов Российской Федерации встали и высказали свою точку зрения, а в основном это была критика законопроекта по реестру, это произвело большое впечатление. Я думаю, что впервые в ФАДН поняли, что такое работать с реальным народом, с теми, кто отстаивает интересы своих земляков.

На Съезде меня вдохновило и порадовало отношение делегатов друг к другу. Атмосфера была полного доверия и единения. Мы чувствуем и обратную связь со стороны органов власти. Отношение к коренным малочисленным народам значительно изменилось – в лучшую сторону. Многое зависит и от самих Ассоциаций в субъектах: насколько компетентен президент, насколько он владеет искусством диалога с властями на местах.

Разговор на равных

- В Хабаровском крае я вижу, что нами занимаются. Краевое правительство, районные администрации – стоит обратиться с проблемой или предложением, сразу же отвечают. Большинство препон из-за несовершенства федерального законодательства. 

И, конечно, мы, аборигены, со своей стороны должны понимать, что должна быть справедливость, чувство меры. Не всегда человеку нужно давать всё, о чём он просит. К примеру, закон об охоте, популистский закон, по смыслу которого можно свободно, круглогодично заниматься охотой. Помню, как выступали наши старейшины, что это недопустимо, зверь должен размножаться в летний период. Опять же вопрос по весенней охоте. Утка садится на гнездо, она весной худая, ей нужно вывести птенцов, нагулять вес, но нет, кому-то невмоготу уже выйти, погромыхать ружьем. Сразу оговорюсь, что у меня самой муж охотник и мои взгляды, конечно же, не разделяет.

Вообще тема экологии очень близка нашим народам. Мы живём в природе, пользуемся её дарами и понимаем, что о ней нужно заботиться. Важно соблюсти баланс между интересами человека и Природы. С аборигенов, как хранителей своей земли, спрос жестче, нельзя ничего плохого природе делать, лишнего брать. 
- Аборигены Хабаровского края не пытались поставить рыбалку на коммерческие рельсы? Скажем, продавать продукцию рыболовства в городах и поселениях.
- Это очень сложно. Городской житель любит брать полуфабрикаты, купить рыбу уже разделанную, переработанную. Но чтобы иметь право производить и продавать такую продукцию, нужно вложить очень большие деньги в создание завода. Нужно оформить проектную документацию, получить землю, построить завод. Ни одна национальная община не тянет такую нагрузку. И потом, стоит начать бизнес, как тут ж набегают проверяющие. 

Проблем хватает, но самое главное, что я замечаю: у народа наконец-то стали расправляться плечи, люди почувствовали себя людьми, с нами уже не говорят, как с «второсортным» населением, нас уважают, с нашими надеждами и нуждами считаются. А это уже большой шаг вперёд.

 

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество