264

Лучший психолог МЧС. В профессии интересно развиваться и не стоять на месте

Об особенностях работы сотрудника психологической службы и увлечениях, которые позволяют сохранять силы и энергию, рассказала победитель первого этапа конкурса профессионального мастерства на звание «Лучший психолог МЧС России» в 2021 году среди подразделений Дальневосточного федерального округа психолог отдела воспитательной работы, профессиональной подготовки и психологического обеспечения Главного управления МЧС России по Хабаровскому краю Екатерина Прошина.

О выборе и службе

- Выбрать профессию психолога, тем более МЧС России, было осознанным решением?

- Образование психолога по специальности «Психология служебной деятельности» получала в Дальневосточном государственном университете путей сообщения в Хабаровске. И уже оканчивая ВУЗ, я хотела трудоустроиться именно в МЧС России, поэтому обошла все подразделения ведомства в городе в поисках вакансии. И как результат: желание исполнилось. В 2014 году первым моим местом работы в МЧС России стал Дальневосточный филиал Центра экстренной психологической помощи, отдел экстренного реагирования. Выезжала на различные чрезвычайные ситуации и происшествия, оказывала на месте психологическую помощь пострадавшим и их родственникам. В октябре 2020 года перешла на службу в Главное управление МЧС России по Хабаровскому краю. За шесть с небольшим лет ни разу не приходила мысль сменить профессию, может только направление внутри работы психологической службы, освоить новые аспекты деятельности.

Фото: Пресс-служба ГУ МЧС России по Хабаровскому краю

- Чрезвычайные ситуации могут возникать независимо от времени суток, года, расстояний. Тяжело работать и жить в таком режиме?

- Ты понимаешь, что это временно. Если паводок – то он же закончится. Ну пусть месяц, но потом вода уйдет и завершатся все аварийно-восстановительные работы, ты убываешь в пункт постоянной дислокации и уже дальше продолжаешь свои обычные дела. Хотя работа при ЧС - это очень интересно, огромный опыт приобретаешь. Это живая работа. Ты общаешься с людьми, находишься в таких ситуациях, в которых сам бы никогда не оказался. Проводишь подворовой обход, участвуешь в эвакуации людей, можешь лететь на вертолете к месту ДТП или аварии. Это, наверное, и отличает нашу работу от трудовых будней обычного психолога, например, в сфере образования. Находясь в ЦЭПП, приходилось вылетать в различные регионы Дальнего Востока.

- Психолога часто радушно встречают люди?

- Не всегда. Видя острые реакции людей, мы без промедления начинаем оказывать помощь человеку, а потом уже когда люди понимают кто ты, уже сами начинают спрашивать, уточнять какую-то информацию, интересуются.

Тяжелые и запоминающиеся моменты

- За это время, наверное, есть случаи, которые врезались в памяти, дали какой-то опыт профессиональный?

- Конечно. Ситуаций было много. Был случай во время крушения вертолета Ми-8 в Хабаровске. Родственники узнали о происшествии и стали приходить к месту падения воздушного судна. Так как я была психологом отдела реагирования, то мне приходилось работать с острыми стрессовыми состояниями людей – истерика, агрессия, плач, психомоторное возбуждение. Именно тогда пришлось столкнуться с невстречавшейся мне ранее реакцией у одной из родственниц. Сначала у девушки была агрессия, она требовала пропустить её к месту через оцепление, не верила, что среди погибших её муж. После разговора с ней она начала плакать, а потом психомоторное возбуждение привело к тому, что она в один миг убежала. Её близким мы объяснили какая помощь ей нужна в этой стрессовой ситуации, что нужно сделать, как поддержать. Позднее выяснилось, она настолько была глубоко потрясена, что не помнила себя и окружающих. С таким развитием реакций я встретилась впервые, поэтому было интересно как профессионалу оценить возможные действия в данной обстановке.  Потом мы с коллегами разбирали этот случай, советовались, обменивались опытом.

Фото: Пресс-служба ГУ МЧС России по Хабаровскому краю

- Тяжело работать с человеком, который переживает горе, сам пострадал или потерял близких?

- Конечно тяжело, сопереживаешь с ними. Ты понимаешь и осознаешь, что тебя это не касается напрямую, но знаешь, что в этой ситуации людям плохо, им требуется помощь. Зачастую они откликаются, отзываются на разговор. Узнав, что ты психолог, потом сами стараются позвонить, уточнить что-то. Помощь мы в принципе можем оказать и дистанционно, по телефону.А вот недавно был случай, когда пришлось работать с женщиной с помощью мессенджера. Мы выезжали на место происшествия – пожар в жилом доме. Мама категорически ни с кем не хотела разговаривать. У неё погиб старший сын, и остались ещё двое детей на руках. Женщина избегала общения при личной встрече, не отвечала на звонки. Однако она написала мне сообщение. У неё была потребность выговориться, но реализовала она её именно таким образом. Видимо единственным возможным для себя в той ситуации способом контакта. Для меня это было несколько необычно, в реальных условиях ЧС не приходилось сталкиваться с таким. Но вспомнив тренинги в Центре экстренной психологической помощи по работе в системе онлайн «телефона доверия» психологической службы МЧС России на сайте ведомства, я использовала навыки составления письменных сообщений, консультирования. Здесь требовалось правильно структурировать информацию, понятно формулировать и направлять с помощью специальных методов психологического воздействия на осознание ситуации. Мы с ней переписывались, я отвечала на её вопросы. В результате удалось помочь женщине, пусть и таким нестандартным способом. Поэтому работая с людьми в разных ситуация, порой не знаешь, какие навыки могут тебе пригодиться. 

- На каких происшествиях сложнее всего работать психологу?

- Самое сложное, это когда гибнут дети, особенно маленькие. Мне кажется, это всем сложно. Задача психолога помочь принять, осознать, что произошло, и найти сил, как дальше жить, ресурс для этого. Очень сложно работать с чувством вины. Это не происходит за один раз, поэтому мы обычно даем контакты специалистов из соцзащиты, образования, здравоохранения, и передаем их для уже более длительного сопровождения. Поэтому важно поддерживать взаимодействие с коллегами из других ведомств. Мы оказываем помощь людям в экстренной ситуации, снимаем стрессовые реакции, рассказываем, что с ними дальше может быть, какие могут быть состояния, что это нормально, на что обратить внимание и даем контакты специалистов, которые им смогут помочь уже в обычной жизни справиться с ситуацией, консультировать.

Фото: Пресс-служба ГУ МЧС России по Хабаровскому краю

- Приходилось сталкиваться потом в жизни с теми, кому приходилось оказывать помощь при ЧС?

- К счастью, нет. И, наверное, это хорошо. Но вот сталкиваться с похожими обстоятельствами не раз приходилось. Например, во время наводнений. Однако даже в этих ситуациях обстановка бывает разная, и условия быта и работы с населением порой более чем спартанские. Так, во время масштабного паводка в Приморье в 2016 году наша группа вместе со спасателями оказалась в п. Светлая Тернейского района. Половина населённого пункта оказалась в воде, многое смыло. Сообщение с другими населенными пунктами было только вертолетом. В первые дни спать приходилось на туристической пенке в спальнике. Потом уже удалось обустроить немного быт. Тогда я была старшая группы, поэтому кроме непосредственного оказания помощи людям, на мне лежала ответственность за жизнь и здоровье остальных сотрудников психологической службы, организацию их работы.

Эмоциональная разгрузка и личная жизнь

- Работая со сложными эмоциональными состояниями легко сохранять спокойствие самому?

- Это, скорее уже, профессиональные навыки и владение способами саморегуляции, которые любой психолог практикует. Есть уже и свои личные способы, приобретенные за время работы. Делюсь ими на занятиях по служебной подготовке с личным составом. Вообще очень важно обучать пожарных, спасателей основам оказания психологической помощи, поддержки, саморегуляции. Ведь они первыми прибывают на место происшествия и сталкиваются с острыми реакциями пострадавших, очевидцев, родственников. И им важно не пугаться их, знать, что делать. В условиях пожара и задымления при эвакуации пожарным приходится выводить людей из состояния оцепенения, паники. Работая «на земле» они уже сами порой очень ловко научились оценивать обстановку, какие-то свои приемы работы найти, умеют абстрагироваться. Знают, что есть люди в экстремальных ситуациях благодарные и нет. И это нормально. Порой приезжая на место вызова, пожарные или спасатели уже тебе могут подсказать на кого стоит обратить внимание, могут сами правильно определить реакции людей. И ты уже идёшь адресно оказывать помощь. Поэтому знания, полученные на занятиях по самоподготовке, коллеги применяют на практике с пользой. Также мы учим «защищаться» от негативных эмоций. Проговариваем с ними различные ситуации. После возвращения из командировок из зоны ЧС проводим с сотрудниками ведомства постэкспедицию. Если выявляются какие-то нарушение, например, бессонница, утомляемость, тревога, напряжение, прорабатываем индивидуально. Также у нас есть реабилитационный комплекс, можно пройти курс по восстановлению.

Фото: Пресс-служба ГУ МЧС России по Хабаровскому краю

- Эмоции, безусловно, накапливаются. Как удается сбрасывать напряжение, усталость, негатив?

- С коллегами мы собираемся, делимся историями, проговариваем ситуации и возможные варианты решения, делимся опытом, обсуждаем, что нас беспокоит. Со стороны иногда видно лучше, и можно подсказать пути и способы поведения, методики работы. Ещё помогают прогулки на природе. Я люблю лес, походы в горы, сплавы, активные виды путешествий, познавать новое.

Ещё одно «лекарство» - спорт. Со школьных лет моим увлечением стала игра в футбол. В классе 6-7 на летних каникулах на стадионе увидели играющих в мяч ребят. Среди них была девушка. Меня это очень заинтересовало, стали заниматься, потом она стала нашим первым тренером. Со временем появилась женская футбольная команда. Сегодня это любительский клуб «Арсенал». Сначала играли в большой футбол, сейчас уже чаще состязаемся в минифутболе. Выполнила норматив кандидата в мастера спорта. Участвуя в региональных и всероссийских состязаниях, не раз команда становилась призером.

Занятия спортом очень помогают, когда после работы едешь и занимаешься большой физической нагрузкой сбрасываешь накопившуюся энергию. И чем больше отдаёшь, тем больше её приходит назад. Ты себя более бодро чувствуешь, готов переделать кучу дел. Кроме того, у тебя появляется дополнительный круг общения, появляется сфера жизни вне работы. Для меня это важно и уже неразделимо. Даже несмотря на то, что мы уже давно все выросли, появились семьи, работа. Арендуем зал, тренировки проходят по вечерам, время выбираем с 8 до 10 вечера. Поэтому домой приходишь уже поздно. Конечно, кто-то из девчонок уходит в декрет, возвращается, восстанавливается. Поэтому подменяем друг друга. В последнее время появилось много молодых девушек, растим замену себе в команде. Спорт воспитывает храбрость, характер. Ты должен уметь читать игру, общаться с другими игроками, судьями. В большом футболе я была нападающим и полузащитником, сейчас в минифутболе больше выпадает роль защитника.

Фото: Пресс-служба ГУ МЧС России по Хабаровскому краю

- А приходится использовать свои психологические навыки в спорте?

- В прямую, конечно, нет. Но настроиться на игру помогают. В команде у нас сейчас два психолога, я и ещё одна девочка, она занимается с детьми. Иногда тренер с нами советуется, как настроить команду, задать тон игре, наладить взаимоотношения среди игроков. Бывает приходиться помогать разрешить конфликтные ситуации на игре, в команде. Футбол - вид спорта контактный, поэтому возникают разные ситуации.

- Есть какие-то цели на будущее, мечты?

- Мне всегда надо двигаться вперед, интересно развиваться и самореализовываться в разных сферах жизни. А ещё мне нравиться летать. Позади уже были полеты на воздушном шаре, параплане, вертолетах. Поэтому очень хочется попробовать свои силы в небе на дельтаплане в горах.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах