Примерное время чтения: 18 минут
79

«Красоты в пожаре нет». Сотрудник МЧС о службе и страхе при тушении огня

Мы все любим посидеть у костра и посмотреть на горящее пламя. Огонь завораживает. Но у тех, чья работа бороться с этой стихией, он вызывает совсем другие чувства. О том какая она – профессия огнеборца накануне профессионального праздника рассказал начальник 21 пожарно-спасательного отряда ФПС ГУ МЧС России по Хабаровскому краю Денис Рагозин.

Фото: Пресс-служба ГУ МЧС России по Хабаровскому краю

Пожар в библиотеке повилиял на будущее

- Екатерина Потворова: Вы хотели стать пожарным будучи ребенком?

- Денис Рагозин: Я родом из Николаевска-на-Амуре. Семья у нас была достаточно простая. Матушка работала на складе в торговле. А отец всю жизнь был мореман, работал в торговом флоте в «Сахалинском пароходстве» и с детства прививал, что это красиво: природа, свежий воздух. Дома ему приходилось бывать не много, поэтому старались при возможности проводить время больше вместе. Летом брал с собой в рейс, обучал морскому делу. В основном ходили по Амуру, на Сахалин, недалеко от дома. Сначала отец ходил на самоходном судне, а потом был шкипером на барже. Тогда я даже подумать не мог, что окажусь в пожарной охране.

Фото: Пресс-служба ГУ МЧС России по Хабаровскому краю

- Что подтолкнуло вас к выбору профессии?

- В начале 90-х, когда я ещё учился в начальной школе, в доме, где мы жили с родителями на центральной площади, была библиотека, и горел подвал. Нас всех из дома эвакуировали. Зима, холодно. И я видел своими глазами, как пожарные в КИПах выходили из подвала, на снегу приходили в себя, встряхивались, медики им оказывали помощь,  и они вновь шли обратно сражаться со стихией. В подъезде ещё долго потом пахло гарью. Я тогда увидел, как люди действительно рискуют своими жизнями.  И мне тогда стало интересно, а смогу ли я так. Мы когда с пацанами бегали, игрались, и если видели, что где-то горит сухостой, бежали смотреть, как работают пожарные, как тушат.  А ещё раньше, когда я ходил в детский сад, мне родители подарили пожарную машинку. Как они говорили, потому что она была красивая. Может тоже сыграло роль. В нашем детстве мы все хотели походить на героев: моряков, пожарных, военных, летчиков, людей таких отважных профессий, равняться на них. Но я никогда не думал, что буду начальником отряда, тем более Хабаровского пожарно-спасательного гарнизона. Тогда я связывал свою судьбу с Николаевском-на-Амуре, считал, где родился, там и сгодился.

Вода или огонь

- Чем занялись после школы?

- После окончания школы выбора особо не было, пошел служить в армию, оказался в танковых войсках. Через два года вернулся домой. Мечта о море не отпускала, хотел пойти по стопам отца. Устроился на лоцманское судно в морском колледже в Николаевске-на-Амуре. Был матросом первого класса. Мы обучали кадетов навыкам как вязать морские узлы, как наводится порядок на судне, что и как обслуживается. Ещё в детстве отец научил этому делу, поэтому терминологией владел, знал, как судно швартуется. Кроме того, отец увлекался моделями парусных судов.  Год работал на учебном навигационном судне, учил ребят морскому делу. В 97-ом начались сложные времена, перебои с зарплатами. С отцом состоялся серьезный разговор. Море – это хорошо, но не желал бы, чтобы также как и он, редко бывал дома и видел семью.  Для себя я давно решил, что если не море – то пожарная охрана. Вот и пошел устраиваться на службу в 25 ПЧ, взяли.

Фото: Пресс-служба ГУ МЧС России по Хабаровскому краю

Когда устраиваешься на работу в пожарную охрану, присутствует романтика, но на самом деле в жизни это не совсем так. Красоты в пожарах нет. Когда приезжаешь на вызов первое - это надо спасать людей и потом, конечно, чтобы самим вернуться живыми и здоровыми в часть.

- Как была организована работа?

- Начинал с обычного пожарного. В нашем карауле были уже опытные взрослые ребята. Они  учили, как за конструкции вяжется веревка, сбор выезд по тревоге, как «боёвка» надевается и всё остальное. В Хабаровском учебном центре ФПС прошел курс первоначальной профессиональной подготовки. Мне нравилась служба, и морской опыт пригодился. Мой начальник караула Ямбуров Петр Иннокентьевич проверял нас, кто на что способен. На пожарах когда мы только подъезжали к месту спрашивал: «Что видишь по внешним признакам? Чтобы ты сделал? Какие бы ты решения принял?» Он сразу пытался нас раскрыть, понять потенциал. Поэтому, когда рекомендовали на высшие ступени, он уже предлагал обучаться на командира отделения, помощника начальника караула. Начальник части, посмотрев на работу, порекомендовал на офицерскую должность. Хотя высших образований у меня два – первое всё же было «Организация перевозки на водном транспорте», а позже окончил Академию  Государственной противопожарной службы. Учился заочно, совмещал учебу с работой. Приезжая на сессии в Хабаровск, где был филиал Новосибирской государственной академии водного транспорта, каждый день проходил по пути в затон мимо 2 пожарной части. Познакомился с ребятами, делились опытом, у кого, что и как на службе нового. Появились друзья, знакомые.

Фото: Пресс-служба ГУ МЧС России по Хабаровскому краю

Страх приходит после тушения

- А как судьба привела в Хабаровск?

- Буквально немного времени прошло, как я получил первое звание – младший лейтенант, как началось реформирование в пожарной охране, создание краевой противопожарной службы, сотрудников переводили в работники. Мне терять погоны было жалко, поэтому решил искать место для перевода, спрашивал у друзей. В итоге новым местом службы оказалась как раз 2 пожарно-спасательная начать в Хабаровске. Первого января 2006 года у меня был первый рабочий день в должности начальника второго караула.

- Есть отличие или особенности в  работе на пожарах в Николаевске–на-Амуре и в Хабаровске?

- Конечно, здесь более плотная застройка, много высоток. Практически на каждом третьем пожаре применяется высотная техника. В Николаевске-на-Амуре всего несколько девятиэтажек, в основном пятиэтажные дома, бараки, частная застройка. Так что чаще всего использовалась пожарная автолестница на 30 метров. Да и по количеству вызовов не много, было за смену 2-3 раза, бывало, конечно, и сутки можно было на пожарах провести, если что-то серьезное горело. Так было, когда в совхозе сено горело, мы несколько суток тушили. Здесь же за смену бывает до 20 выездов в сутки, не все они правда на пожар. Но в пожароопасный период, когда трава горит, бывает и так, что времени даже поесть нет и вернуться в депо. Ездишь с пожара на пожар.

Фото: Пресс-служба ГУ МЧС России по Хабаровскому краю

- Какие пожары остаются в памяти?

- За годы службы их было много. Но запоминаются те, где не смогли спасти людей, особенно детей. Такие пожары еще долго прокручиваешь в голове, все ли сделал, что можно было ещё сделать, обсуждаешь с товарищами. Если говорить о наиболее сложных, то, наверное, это возгорания в высотных зданиях. Здесь важна как техника, так и физическая подготовка личного состава, чтобы хватило сил подняться наверх, провести разведку, суметь спасти людей. Был такой пожар в жилом доме на ул. Шеронова, 8 в Хабаровске. На его ликвидации были задействованы все силы и средства. А ещё важно как собственник обеспечивает пожарную безопасность на своих объектах. В частности наружное водоснабжение. Мы же в автоцистернах можем доставить к месту 8-10 тонн воды, а дальше нужен источник – водоем или гидрант.

Поэтому когда ты приезжаешь на какой-то производственный объект первым делом проводишь разведку источников водоснабжения. И если понимаешь, что воду брать неоткуда, то тут уже начинаешь включать все резервы, приспособленную технику. Так как пожар может развиться до высокого ранга. Для меня всегда важно, когда приезжаешь на вызов, это чтобы не было угрозы для людей, все были спасены, считай тогда уже полдела сделано. А дальше уже можно спокойно ликвидировать огонь, определить решающее направление и т.д. Правда, было в опыте, когда я ещё будучи начальником караула в составе подразделения прибыл на пожар в общежитие в Индустриальном районе. А там люди от паники уже были в окнах, кричали, просили о помощи. Вот тогда было сложно, больше даже психологически.  Но чтобы преодолевать эмоции, сохранять спокойствие и хладнокровие, мы проходим постоянные тренировки в комплексе «Грот», теплодымокамере, в которых эмитируются высокая температура, крики людей, мерцание света, задымленность. Кроме того, ты же не только сам принимаешь решение, ты еще и отвечаешь за свой личный состав, четко знать, что делать, направлять их действия, слушать их. Ведь не зря действия по тушению пожаров называют боевыми действиями.

Фото: Пресс-служба ГУ МЧС России по Хабаровскому краю

- Бывает страшно на пожаре?

- Осознание страха, события на пожаре приходит уже гораздо позже, когда все ликвидировано. Так бывает когда горит промышленный объект, или, например, пожар был в первой краевой клинической больнице, когда эвакуировали много людей, в том числе с помощью медперсонала, была угроза взрыва кислородного трубопровода. Когда ты работаешь, эмоции уходят на второй план. Уже потом, когда всё ликвидировано, и ты сел выдохнул, вот тогда уже думаешь, что могло быть так, а могло и иначе. На пожаре самое сложное не страх, а когда теряешь там людей, когда тебе поздно сообщили, не смог спасти. До сих пор в памяти случай, который был в Николаевске-на-Амуре. В семье муж приехал домой из командировки, был семейный ужин, праздновали до конца. У них свет выключили и они поставили свечи, уснули. Взрослых спасли, а ребенка, маленькую девочку, уже нет. Когда это близко к сердцу принимаешь, переживаешь. В нашей работе есть всегда риск, но не такой, что хочешь кому-то что-то доказать, побороть свой страх. Ты рискуешь, когда речь идет о жизни других людей.

Причем страшней бывает не огонь, а дым. Сегодня много различных материалов, которые при горении выделяют ядовитые вещества и достаточно нескольких вдохов, чтобы потерять сознание. А люди по своему незнанию, в панике, когда идет задымление, начинают открывать окна, балконы, создавая тем самым дополнительный приток кислорода, тягу для дыма. Тем самым давая пищу огню. А надо наоборот. Закрыть плотно окна, форточки, двери, конечно, обозначить себя пожарным с помощью фонарика или ещё как-то. Ведь пожарные при поверке проверяют все квартиры на наличие там людей, и вас найдут. А ещё в целях безопасности жильцы перекрывают лестничные пролеты решетками, дверьми. Они служат при пожарах дополнительным препятствием. Поэтому сейчас полезно иметь в доме пожарные извещатели. Они вовремя оповестят об опасности, дадут время предпринять меры для тушения огня и спасения людей. Некоторые извещатели с gsm-модулем могут передавать сигнал на пульт пожарной охраны.

Фото: Пресс-служба ГУ МЧС России по Хабаровскому краю

«Мы развиваемся и учимся на ошибках»

- Сегодня вы - начальник Хабаровского пожарно-спасательного гарнизона.

- Когда я был во 2 пожарно-спасательной части, меня заметили. В то время в пожарной охране был отток офицеров, перебои с зарплатой, многие уходили на пенсию или искали другое место работы. В подразделения даже шли как на альтернативную службу в армии. Поэтому мне дали шанс и предложили вышестоящую должность. В июле 2006 года стал заместитель начальника 1 пожарно-спасательной части Хабаровска, а в 2009 году стал её начальником. Через несколько лет перешел в отряд федеральной противопожарной службы заместителем. С 2017 года и по сей день - начальник 21 пожарно-спасательного отряда ГУ МЧС России по Хабаровскому краю. Все пожарные подразделения, независимо от форм собственности, дислоцирующие в краевой столице, находятся в оперативном подчинении для ликвидации пожаров.

- Работы в последние годы прибавилось, или люди стали всё-таки более дисциплинированными?

- Нет, профилактическая работа дает свои результаты, появляются пожарные извещатели на объектах, люди стали более осознанно подходить. В прошлом году в городе было зарегистрировано 2312 пожаров, а в 2019 году их было на 356 больше. Стараемся не допускать роста гибели и травматизма людей. Для этого проводим постоянные тренировки и учения, повышаем уровень мастерства личного состава. Мы постоянно ходим по школам, рассказываем детям о правилах безопасности, проводим Дни открытых дверей и экскурсии в частях. Показываем, к чему приводят пожары, к каким последствиям. Знакомим ребят с пожарной техникой, бытом, современным оснащением. Участвуем в различных выставках техники. Как раз на День пожарной охраны 30 апреля проводим масштабное мероприятие для гостей и жителей города на Арене «Ерофей». Все это сказывается на культуре безопасности людей.

Фото: Пресс-служба ГУ МЧС России по Хабаровскому краю

- Появляются новинки в техническом оснащении?

- Конечно, в прошлом году в подразделения МЧС России в Хабаровске поступила новая пожарно-насосная станция, рукавный автомобиль, пожарные автоцистерны на базе Урал. Они уже оснащены в свете последних современных реалий – установлен видеорегистратор, есть компьютерное управление и др.

- А что-то меняется в самой технологии тушения пожаров?

- Жизнь не стоит на месте. У нас целый институт ВНИИПО, который работает в этом направлении, разрабатывает новые условия, технику тушения пожаров, реагенты и пенообразователи для ликвидации пожаров, меняются их характеристики. Мы учимся не только на своих ошибках, но и изучаем опыт других, постоянно развиваемся. Разбираем пожары на объектах, схожих с теми, что есть на нашей территории, отрабатываем возможные риски аналогичных ситуаций. Кроме того, сейчас меняются и нормы и требования в части пожарной безопасности, деятельности надзорных органов.

- А как с набором личного состава, много желающих стать пожарным?

Фото: Пресс-служба ГУ МЧС России по Хабаровскому краю

- Укомплектовать боевые единицы – пожарных, старших пожарных, помощника начальника караула удается, а вот водителей в последнее время найти тяжело.  Может, конечно, ребята утратили романтику этой профессии, сказывается и требования к здоровью. В пожарной охране они предъявляются как к космонавтам. Очень важно физическое состояние личного состава, Ведь вам не только в полной боевой экипировке, аппарате, с ломиком, пожарным стволом и скаткой рукава, топором, радиостанцией надо подняться на верхний этаж высотки, но при необходимости еще вскрыть дверь инструментом, провести разведку, вынести пострадавшего, и при этом не выдохнуться. Отсачковаться тут сутки через трое не получается. Поэтому у нас и говорят, что пожарная охрана  - это доменная печь, кто-то выйдет закаленным, а кто-то отметется как шлак. Посторонних людей в нашей профессии нет.

- Семья переживает за вас?

- Конечно. И я тоже за них переживаю. Даже когда находишься на пожаре, всегда помнишь, что дома тебя ждут двое маленьких дочерей, надо вернуться домой живым и здоровым, как и всему личному составу, ведь у них тоже дома остались их семьи.

- Мечты о море остались?

- Сейчас это уже скорее хобби, во время отпуска в Приморье. Свободного времени не хватает, поэтому рыбалка и песни у костра бывают не часто. Начальнику гарнизона надо быть 24/7  в готовности к реагированию, быть на связи. В любой момент могут позвонить с центрального пункта пожарной связи и сообщить о пожаре. 

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах