Примерное время чтения: 7 минут
4520

Больше не Маугли. Что стало с девочкой, найденной в собачьей будке?

Вероника. В этой красивой девушке уже не узнаешь напуганную девочку из сюжетов криминальной хроники 14-летней давности.
Вероника. В этой красивой девушке уже не узнаешь напуганную девочку из сюжетов криминальной хроники 14-летней давности. / Ольга К. / личный архив

Девятнадцатилетняя Вероника сейчас живет в Москве. Спойлер ― у нее все отлично! И даже детство, проведенное с двортерьером в обнимку, вспоминает с теплотой. 

Кто бросил ангелочка?

В ее восприятии в родительском доме не было ничего жуткого. Не занимались ей взрослые ― ну и ладно! Зато у нее был верный друг ― собака Ася, с которой так здорово было играть в будке. А также есть и спать там же.

Оттуда шестилетнюю белокурую девчонку и вынули соцработники, нагрянувшие в частный дом в одном из поселков Вяземского района с проверкой по заявлению бдительных соседей. Вероника практически не владела человеческой речью, не умела есть ложкой, за что ее тут же окрестили «девочкой-маугли».

Психологи подтвердили ― развитие на уровне полуторагодовалого ребенка, но заверили, что не все еще потеряно. И при усиленном внимании и воспитании девочка возможно сумеет социализироваться. Хотя бы ложку научится держать.

Из семьи девочку изъяли, поместили в детский дом, а через некоторое время положили в больницу в Хабаровске на обследование. Вероника впервые чувствовала себя счастливой. Еще бы ― путешествие в большой город! Да она о таком и мечтать не могла ― весь ее мирок ограничивался захламленным двором, где вечно пили, конфликтовали и дрались мама, отчим, бабка и их многочисленные собутыльники. От них-то и прятались они с Асей в будке, где было не так страшно.

В больнице произошла встреча, которая кардинально изменила жизнь маленькой Вероники.

Фото: личный архив/ Ольга К.

― В палате, где лежала наша дочь Маша, была и Вероника, ― вспоминает хабаровчанка Ольга К. ― Девочка плохо говорила, но в этом отделении не услышишь четкой речи ― с гайморитами и прочими болячками дети. Она всегда выбегала нас встречать, что-то пыталась сказать, но непонятно. Мы стали приносить гостинцы и ей. Это заметила медсестра и отозвала нас в сторонку: «Не угощайте ее ― детдомовская, напридумывает себе, потом страдать будет». А такая девочка милая, светлая ― просто ангелочек. Я всю ночь ворочалась, думала, как же так? Почему она оказалась в детдоме? И решила утром предложить мужу забрать ее. Выхожу на кухню, а он уже там, поворачивается и говорит: «Давай ее заберем?». Оказывается, он тоже переживал ночью, а к утру принял решение.

Ольга и Кирилл оформили документы на опекунство и вместе с дочерью заехали за Вероникой по пути на море. Захотели сразу порадовать девочку семейной поездкой. В детском доме они и услышали впервые, что взяли в семью «маугли». Получили в придачу к нарядной, как куколка, Веронике, увесистую медкарту и узнали про инвалидность. Новых родителей не напугало ни первое, ни второе.

― Детей не выбирают, ― считает Ольга. ― Конечно, у Вероники особый случай, и мне пришлось уволиться, чтобы заниматься с ней. Упущено много, а надо было готовиться к школе. Водили ее к психологу, логопеду, учили, как ухаживать за собой. С сестрой они быстро сошлись, но, как и все дети, могли поссориться, даже подраться, а через минуту играть, как ни в чем не бывало. Психолог посоветовал, чтобы она проговаривала все, что происходило в «отчем» доме. Чего мы только не услышали, до сих пор мороз по коже ― сколько ребенку пришлось пережить! Ее родного отца при ней порезали ножом собутыльники, и она рассказывала об этом спокойно. Мало того, она удивлялась, что у нас в семье вопросы не решают кулаками.

Надеюсь, ей с нами хорошо

Вложиться в Веронику новым родителям пришлось серьезно: лечить, развивать, социализировать. Бабушки даже порой ворчали, что «приемышу» внимания больше, чем родной уделяют. Но Ольга с Кириллом старались не обделять и свою дочь. Знакомые и родственники пугали страшилками про дурные гены, которые непременно должны «выстрелить» и испортить всем жизнь.

― Мы сразу понимали, что много требовать от нее не стоит, отличницей ей не быть точно, ― говорит мама «маугли». ― Память плохая, запоминает с трудом, но очень старательная и исполнительная. Это качество помогло ей заниматься в балетной студии при театре музкомедии. Огромное спасибо педагогу, что не отказалась ее принять, понимая, что выступать девочка не сможет. Но Веронике так нравилось там танцевать, тем более что балет развивает моторику, укрепляет мышцы и память. Опять же ― дисциплина и классическая музыка в живом исполнении. Это тоже играет важную роль в формировании человека. Ей даже доверяли участвовать вместе с другими воспитанницами на мероприятиях в честь дня города.

Очень помогли нам НКО поддержки приемных семей «Чужих семей не бывает», «Дети в семье» ― с нами работали специалисты, общались с другими приемными семьями и понимали, что мы не одни. Что касается «дурных» ген, да, нам говорили, что с девочкой могут быть проблемы, в одной школе директор заявила, что она обязательно будет воровать раз родом из такой семьи. Но ведь через воровство проходят почти все дети. В том числе и из приличных семей ― это такой этап становления. Главное, вовремя объяснить, пресечь, и ребенок поймет. И понимать самому, что обратного пути нет, вы теперь одна семья, и надо учиться жить вместе. Надеюсь, ей с нами хорошо. Нам с ней точно повезло! Училась Вероника в классе ЗПР, но аттестат о девятилетнем образовании получила обычной школы. Это позволило поступить в колледж на общих основаниях.

Колледж выбирали уже в Москве. К этому моменту семья стала многодетной: у Ольги и Кирилла родились еще две дочки, и папе предложили работу в столице.

Скучаю по закатам и Асе

В красивой стройной девушке не узнаешь маленькую напуганную девочку из сюжетов криминальной хроники 14-летней давности. Дома ― первая помощница маме, готовая и на кухне потрудиться, и с малышней повозиться. С младшими всегда согласна нянчиться ― они скорее устанут, чем Вероника. Больше всего любит игры в кукольную семью ― ее пупсов всегда кормит и укладывает спать заботливая барби-мама. С сестрицами она проигрывает то, чего не было в ее собственном детстве.

Не зная ее бэкграунда, не заподозришь неладного. Ни внешне, ни по разговору она не отличается от сверстников ― все-таки отлично поработали с ней мама с папой и специалисты. Она охотно включается в разговор, хоть иногда немного заикается или замолкает и пытается, закрыв глаза, подобрать нужное слово. Отзывчива на просьбы, один недостаток ― слишком доверчива к людям.

― Зато она отлично ориентируется в большом городе, ― смеется мама Ольга. ― Мы здесь два года, уже хорошо изучили Москву, хотя первое время терялись. В Веронике я уверена: даже если сядет не на тот автобус или повернет не на ту улицу, она легко выстроит себе маршрут и доедет, куда надо. Да, это будет дольше, но результат достигнут.

Вероника учится на повара-кондитера. Признается ― хочет в будущем открыть свою кондитерскую.

― Это моя мечта, ― говорит Вероника. ― Я люблю готовить и угощать. Очень надеюсь, что так и получится, ведь в моей жизни все складывается в лучшую сторону. Москва мне нравится, хоть я и скучаю по Хабаровску, по друзьям, которые там остались. Не хватает красивых закатов, как у нас были в городе. В Хабаровске столько мест, где можно посидеть вечером и посмотреть, как садится солнце, здесь я таких еще не нашла. Еще скучаю по своей собаке Асе. А по той маме… Не знаю…

С родной матерью Вероника поддерживает отношения. Та нашла ее в соцсетях несколько лет назад. У нее все без перемен: заработок на сборе дикоросов, алкоголь и постоянно прибавляются дети, которыми некогда заниматься. Обратно домой мать дочь зовет, но не настаивает. Да она и не поедет. В Москве перед ненужной кровным родственникам бывшей «маугли» открываются совсем другие перспективы.

Оцените материал
Оставить комментарий (2)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах