8651

Без телефона и «Ютуба». Чему учат в школе «строгого режима»?

Юлия Михалева / АиФ

Светлый просторный класс. На стенах – методические пособия. На доске – тема сегодняшнего сочинения: «Каким я вижу свое будущее».

«Обратите внимание, здесь слова: «я вижу». Каждый из вас видит свое будущее по-своему, об этом и следует написать. А сочинение как у нас пишется? Вступление, основная часть, заключение. В сочинении должно быть не менее 250 слов. Сначала пишем на черновике. Начинаем работать, потом проверим и будем писать чистовик», – дает напутствие 10 «Б» учитель русского языка Алексей Сафронов.

И ученики «школы строгого режима» приступают к заданию. Все они осуждены и отбывают сроки за тяжкие преступления, а находится их класс за решеткой – в исправительной колонии №13 в селе Заозерное.

Аттестат в 47 лет

Алексей Сафронов учит осужденных учеников уже 15 лет. До этого 25 лет работал в обычной школе «на воле».

«Мне нравится быть учителем здесь и работать с осужденными. Мои ученики взрослые люди, с ними интересно, у них есть жизненный опыт, благодаря которому и я могу от них чему-то научиться. С маленькими детьми работать устал, тяжело с 5-6-классниками, поэтому в свое время и сменил место работы. А здесь – дисциплина идеальная, никто не провоцирует, спорный вопрос возник – мы спокойно его обсуждаем. Никто не сидит в телефонах на уроках – ученики слушают и учатся», – рассказывает Алексей Сафронов.

С виду школа за решеткой не слишком отличается от обычной: оборудованные классы, учительская, в коридоре – стенд с расписанием уроков и полезной информацией, и даже доска почета, на которой размещены портреты трех лучших учеников. За порядком следит завхоз – выпускник, в прошлом году окончивший школу.

Всего в вечерней школе №12 девять учителей, а еще завуч и директор, которые тоже ведут уроки. Школа открылась в 1964 году, а с 2013 года находится в трех исправительных учреждениях: женской ИК-12, мужской строгого режима ИК-13, и колонии-поселении КП-22. В этом году за решеткой учатся 59 человек, причем около 15 – добровольно. Это те, кто старше 30 лет (более младшего возраста обязаны получить школьное образование по закону). Ограничений по возрасту нет: учителя вспоминают и 47-летнего выпускника.

Алексей Сафронов 15 лет обучает русскому языку в колонии.
Алексей Сафронов 15 лет обучает русскому языку в колонии. Фото: АиФ/ Юлия Михалева

Начальник вместо мамы

«Когда я пришла на свой первый урок в 2005 году, ученики спросили меня: «как вы к нам относитесь?» И я им ответила: «Я не знаю, за что вы здесь, и не читаю Уголовный кодекс. Для меня вы – школьники, ученики. И это так и есть. Очень важно абстрагироваться, иначе учитель может и не смочь дальше работать. Такие случаи бывают: учительница ушла, узнав, что одна из ее перспективных учениц совершила убийство и планирует повторить после освобождения. Поэтому – лучше не знать», – рассказывает директор вечерней школы №12 Татьяна Нестерова. Она преподает в ИК-12 и ИК-13 английский язык.

Директор вечерней школы №12 Татьяна Нестерова преподает в ИК-12 и ИК-13 английский язык.
Директор вечерней школы №12 Татьяна Нестерова преподает в ИК-12 и ИК-13 английский язык. Фото: АиФ/ Юлия Михалева

«В самом начале, когда я пришла учить осужденных, то работала по совместительству, оставаясь и в обычной школе. Помню, как мои второклассники удивлялись, когда я начала обращаться к ним на «вы», уже привыкая к своим взрослым ученикам. Но хочу сказать, что со взрослыми учениками проще и интереснее», – отмечает Татьяна Нестерова.

Если ученики совсем не хотят учиться и прогуливают уроки, то в школу вызывают не маму, а начальника отряда.

«Но хочу сказать, что бывают случаи, когда родители, и даже бабушки и дедушки звонили нам узнать об успехах своих учеников», – отмечает учительница истории Елена Дудкова.

Осужденные любят, как учитель истории Елена Дудкова рассказывает о прошлом.
Осужденные любят, как учитель истории Елена Дудкова рассказывает о прошлом. Фото: АиФ/ Юлия Михалева

В этом году в ИК-13 есть восьмой класс, десятый, три одиннадцатых и выпускной двенадцатый (предусмотренный программой вечерних школ). А в женской колонии есть и начальная школа. Сейчас там учатся восемь третьеклассниц старше 40 лет. Лишившись свободы, они научились читать, писать и освоили основные математические действия. 

Пока на уроке русского языка пишут сочинение, в кабинете естествознания идет информатика. Один из учеников осваивает основы пользования «Вордом», второй знакомится с электронной почтой.

«Около двух лет назад в ИК-12 и ИК-13 провели интернет. Линия выделенная, технически доступны для посещения только образовательные ресурсы – например, тот же «Ютуб» открыть невозможно. Но все равно, от желающих обучаться работе в Интернете нет отбоя. Хотя в целом информатика и изучение компьютера такого энтузиазма не вызывает: приходится вдохновлять», – рассказывает учитель информатики Дмитрий Шульгевич.

С появлением интернета в колонии интерес к информатике значительно вырос.
С появлением интернета в колонии интерес к информатике значительно вырос. Фото: АиФ/ Юлия Михалева

«Будущее непредсказуемо»

Урок русского языка, тем временем, подходит к концу. Кто-то справляется еще до конца урока, и даже успевает подсчитать количество слов. «347», – выведено аккуратным каллиграфическим почерком.

«Окончу школу, и пойду здесь учиться на повара. Почему повар? Потому что будешь всегда сыт и сам, и семья, и оплачивается хорошо». «Мое будущее видится мне непредсказуемым». «Хочу, чтобы когда я приходил с работы, меня встречала любимая жена и дети. Сына я отдам в спорт по своим стопам, а дочка хотел бы, чтобы стала артисткой», «Хочу найти свою музу», – написали ученики.

Многие из них в сочинениях выражают обеспокоенность поисками работы на свободе, и большинство пишет о семье.

Осужденные беспокоятся о будущем трудоустройстве на свободе.
Осужденные беспокоятся о будущем трудоустройстве на свободе. Фото: АиФ/ Юлия Михалева

А 37-летний десятиклассник Александр Виговский написал о том, как построит дом за городом для своей семьи – жены и 14-летней дочери. Он один из лучших учеников, гордость школы: его портрет размещен на доске почета. Учится добровольно по собственному желанию.

«Я на воле закончил 9 классов, и профессия есть – экскаваторщик-бульдозерист.  Но здесь я начал учиться с 8-го, чтобы полное образование получить без пробелов и дальше учиться. Мой любимый предмет – история. Елена Юрьевна так интересно рассказывает, ярко и красочно. Очень интересно ее слушать и узнавать о том, как в старину люди жили, как колхозы появлялись, как все развивалось и менялось», – рассказывает осужденный Александр Виговский.

После освобождения Александр Виговский мечтает построить дом для семьи.
После освобождения Александр Виговский мечтает построить дом для семьи. Фото: АиФ/ Юлия Михалева

Он приговорен к 20 годам 6 месяцам строгого режима за убийства. За решеткой уже 8 лет: «В деревне я пьяный нахулиганил, бегал с ножом, троих напугал, ранил слегка. А через сутки нашли еще убитого».

Говорит, что сначала казалось, что 20,5 лет – невероятно огромный срок, время которого никогда не закончится, но потом оно потекло быстрее и сейчас летит.

«За это время на моих глазах уже двое вышли и снова сюда вернулись. Как так можно не ценить свою жизнь и возможность, выйдя отсюда, начать ее сначала?»

24-летний Максим Корсачев в колонии уже два года за сбыт синтетического наркотика – «скорости». По его словам, пробовал и сам, но наркоманом не стал. Впереди еще 2,5 года.

«Я получил профессию сварщика, но хочу доучиться. Люблю русский язык и информатику. Выйду – мечтаю открыть свою мастерскую. И вернусь к спорту. На воле я занимался футболом и таэквондо, и тут играю в футбольной команде. А еще я хочу создать семью», – рассказал осужденный Максим Корсачев.

Максим Корсачев мечтает на свободе открыть свою мастерскую.
Максим Корсачев мечтает на свободе открыть свою мастерскую. Фото: АиФ/ Юлия Михалева

Учителя школы «строгого режима» рассказывают: иногда на улицах их окликают незнакомые люди. «Татьяна Геннадьевна – спрашивают они – неужели вы меня не узнаете?»

«Нет» – искренне отвечаю я. И тут нарядная красивая девушка говорит: «Я же ваша выпускница!» Или аккуратный мужчина, подошедший с женой: «Я ваш бывший ученик. Хочу сказать вам спасибо – вы были правы, аттестат помог. Я пришел с ним в центр занятости, и меня направили на курсы «1С». Теперь я работаю кладовщиком, женился, как видите, у нас маленький сын». И это значит, что шанс, который давала школа, использован, и почти сломанная судьба – «склеилась» и сложилась», – говорит Татьяна Нестерова.

Фото: АиФ/ Юлия Михалева
Оставить комментарий (1)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах