aif.ru counter
324

Как живут оленеводы Хабаровского края

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 48. "АиФ-Дальинформ" №48 26/11/2014
Юлия Терентьева / АиФ

   Власти Хабаровского края уже не раз заявляли о потребности развития северного оленеводства. Всё мечтают увеличить поголовье этого вида копытных до таких масштабов, чтобы на прилавках хотя бы хабаровских магазинов появилась местная оленина, заменив якутскую.

   Почему же до сих пор мы не видим оленины из Охотоморя , не говоря уже о деликатесах из самого крупного подвида северного оленя нашей страны (так утверждают справочники)? На эту тему «АиФ-Дальинформ» разговаривает с эвеном Андреем Андреевым, уполномоченным представителем Совета коренных малочисленных народов Севера (КМНС) при губернаторе Хабаровского края по Охотскому району.

Фото: АиФ/ Юлия Терентьева

   Родился и вырос А. Андреев в посёлке Арка Охотского района, живёт сейчас в Охотске. Он не понаслышке знает проблемы и чаянья северного народа.

Закон не работает

  - Андрей Фёдорович, как живётся нынче эвенам?

   - В 2012 году 28 ноября был принят закон об оленеводстве № 241, но он до сих пор не может заработать должным образом. Он функционирует, но есть определённые недостатки, недочёты и проблемы, которые нужно решать.

  В законе прописано, что оленеводы могут получать субсидии на поголовье, однако с оговоркой - только юридические лица. В нашем случае это зарегистрированные общины. Но в Охотском районе в основном поголовье оленей частное, и нужно, чтобы деньги могли получать коренные оленеводы-таёжники. У них просто нет возможности в глухой тайге, кочуя из одного места на другое, вести документацию и бухгалтерию. Даже подключить кого-то к этому делу не получается. Северные народы никогда этим не занимались.

  Правительство Хабаровского края также постановило в июле 2013 года выплачивать социальные компенсации в 10 тысяч ежемесячно оленеводам и членам их семей, ведущим традиционный образ жизни. Но эвены, живущие в тайге, их не получают, потому, что опять же должны быть зарегистрированы в общинах, которых на весь район найдётся две-три в больших поселениях.

Фото: АиФ/ Юлия Терентьева

   В администрации нашего района есть списки всех эвенов, занимающиеся разведением оленей. Почему нельзя им платить как физическим лицам? Даже 10 тысяч рублей в месяц стали бы подспорьем для эвена, чтобы в течение года, накопив определённую сумму, он приехал, скажем, в Арку, закупил продовольствие на год вперёд, и уехал.

  - Почему же не организуют общины оленеводы, ведь это выгодно?

   - Потому, что большие проценты нужно платить в различные инстанции, а где эвен возьмёт такие деньги? Если бы проработана была другая схема, о которой уже говорилось на Совете уполномоченных представителей КМНС. У нас ведь созданы оленеводческие бригады. Почему физические лица, включённые в бригады, не могут получать эти денежные средства? Потому-то и остаётся печальным положение в отрасли оленеводческой. Эвен должен заниматься оленями, а не документами и налогами.

Забить оленя, чтобы выжить

  - Как поступают эвены сейчас?

   - Сейчас, чтобы обеспечить себя продовольствием, эвен должен перед поездкой в посёлок забить часть своих оленей, чтобы сначала продать их оленеводческой бригаде, а на вырученные деньги жить дальше.

Фото: АиФ/ Юлия Терентьева

   Поэтому поголовье оленей постоянно сокращается, и возобновления не происходит. Да ещё хищные звери давят. Никак не могут решить власти проблему с волками. Они очень быстро плодятся, занимают огромные территории, и могут вырезать большое поголовье оленей. Одному волку в год требуется для пропитания 20 штук оленей, а в стае может быть до 10 особей хищника. Значит, за год волки могут вырезать целое стадо северных копытных животных.

   - Что мешает в борьбе с хищником?

   - В природе волка убить очень тяжело. Зверь очень хорошо скрывается, и его не увидишь просто так. Раньше в советское время волков травили, но сейчас это делать запрещено, ведь от отравы умирают и другие животные. Ещё один метод есть зимой - отстрел с вертолёта. В Якутии до сих пор этим занимаются, а у нас нет. Я понимаю, что это дорогостоящий метод, но эффективный. С вертолёта легко проследить целую стаю, прижать и расстрелять. Тут же можно загрузить туши – и вот тебе отчётность и оплата. За каждую шкуру положено семь тысяч рублей. А вырезанная стая волков на год - два обеспечивает нормальное развитие поголовья оленей.

   Весной, правда, просыпается в тайге ещё один хищник, который любит только что родившихся оленят. В мае голодный медведь начинает давить маленьких телят, которые не могут от него убежать. Домашние новорожденные оленята для него становятся лёгкой добычей. Зачастую медведь их давит ради удовольствия, играючи.

Вернуть проверенную практику

  - И всё же, можно реально увеличить поголовье оленей?

  - Можно. Раньше же была полная обеспеченность северных территорий. Вертолётом доставлялись товары на базы – оленеводческие бригады, и эвенам не нужно было забивать больше оленей, чем нужно для собственного пропитания. Плата за другие товары списывалась со счетов. Тем самым поголовье оленей не только сохранялось, но и увеличивалось. Ветеринарные службы тоже были, сейчас их нет.

Фото: АиФ/ Юлия Терентьева

   Нужно менять закон - делать поправки, менять подход. Прежде чем что-то принимать, чиновникам нужно знать, чем живёт народ, должны быть рядом эксперты. Ведь на самом деле оленеводам много не надо. У эвена есть его стихия, заложенная генетически, а у оленя - тундра и тайга.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество