Примерное время чтения: 16 минут
1971

Хронический очаг. 20 лет в больнице Приамурья заражали детей гепатитом С

Десять семей из Амурской области получили по 700 - 800 тысяч рублей. Такое решение вынес Благовещенский городской суд. Эти деньги - компенсация морального вреда родителям, детей которых заразили гепатитом С в Амурской областной детской клинической больнице. 

Интересы потерпевших в суде представляла Генеральная прокуратура РФ. Как 18 февраля сообщила пресс-служба ведомства, судебные решения уже вступили в законную силу, в общей сложности родители отсудили более 7 млн руб. 

Эти семьи - далеко не первые, получившие компенсацию.Об ужасной истории заражения детей в больнице стало известно в 2018 году, а фактически она тянется едва ли не с середины 1990-х, когда, как выяснили Роспотребнадзор и СК, опасную болезнь в стенах учреждения, где должны были спасать жизни, а не калечить,  подхватили первые маленькие пациенты. 

О том, как развивалась эта история, почему виновные не понесли наказания и чего добиваются родители пострадавших детей сейчас, - в материале «АиФ-Дальинформ».

Здание Амурской областной детской клинической больницы. Фото: Кадр Первого канала

«Две беды пришли одновременно»

В 2017 году у дочки Антона Симакова обнаружили острый лейкоз. Тогда девочке было всего четыре года. Семья жила в Благовещенске - ребенка положили в гематологическое отделение Амурской областной детской клинической больницы (АОДКБ) и начали лечить, в том числе с помощью химиотерапии. 

«Мы столкнулись со сложностями лечения. Я дважды ездил в Москву, рассматривал вариант перевезти дочку в Южную Корею, но все-таки мы оставались лечиться в Благовещенске. Медики не могли понять, что идёт не так - у ребенка отсутствовала рефлексия, она спала практически всё время», - рассказывает Антон Симаков корреспонденту «АиФ-Дальинформ».

Как выяснилось позже, на онкологическое заболевание наложился гепатит С. Отец заболевшей девочки называет это массированной атакой на детский организм - по его словам, врачи сначала не придали значение тому, что в крови девочки зашкаливал билирубин. 

«Высокий билирубин - признак интоксикации организма, показатель проблем с печенью. Это значит, гепатит С, о котором мы ещё не знали, находился в острой фазе, при этом нельзя было проводить химиотерапию. Две беды пришли одновременно. В первое время мы не понимали, куда бежать и что делать. Сначала решили победить одну болезнь - онкологию, а потом уже разбираться со второй - гепатитом», - говорит Антон Викторович. 

Тогда у него еще не было окончательного понимания, где дочь могла подхватить вирусное заболевание. В больнице на вопросы обеспокоенного отца разводили руками: «Не у нас».

Однако позже выяснилось, что ребенок из семьи Симаковых - не единственный, у кого вдруг обнаружили гепатит С после лечения в АОДКБ. Одному из пациентов больницы, которому был только год, потребовалась пересадка костного мозга, и мама с малышом полетели в федеральный центр в Екатеринбурге. Там у ребенка тоже выявили гепатит.

После того, как в 2018 году дочь Антона Симакова выписали из Амурской больницы, он стал искать родителей, чьи дети после лечения в АОДКБ также столкнулись с гепатитом С. 

«Нас получилось 12 человек, и мы были готовы отстаивать свои права до конца. Стали писать письма в разные органы, но сначала нам присылали отписки», - рассказывает Антон Симаков. 

По словам мужчины, «всё было глухо», пока информация о заражениях в больнице не попала в СМИ, а оттуда - в Следственный комитет. После этого, как говорит Симаков, начались подвижки. 

Тогда он завел аккаунт в Инстаграме с названием SOSgepatit, где стал рассказывать о проблеме, с которой столкнулись родители пациентов больницы, публиковать жалобы чиновникам и их ответы, и создал петицию. 

Срок давности истёк 

26 декабря 2018 года СУ СКР по Амурской области возбудили уголовное дело по ч. 1 ст. 236 УК РФ (нарушение санитарно-эпидемиологических правил). Как сообщали в ведомстве, поводом стали результаты проверки, которую в Амурской областной детской клинической больнице провели специалисты регионального управления Роспотребнадзора. На тот момент они установили факт заражения семи детей. Через два дня после возбуждения уголовного дела председатель СК РФ Александр Бастрыкин поручил передать его в центральный аппарат Следственного комитета. 

«Начали всплывать факты и о других детях - я собрал список из 70 пострадавших. Искал в разных источниках - мне кто только не помогал, откуда только не прилетали контакты. Через два месяца расследования правоохранители выявили огромный пласт - всего обнаружили почти 170 пострадавших. Расследование тяжелое, потому что период преступления составил едва ли не 20 лет. Многих детей не оказалось в живых, многие уже за пределами Амурской области были по разным причинам - надо было уезжать, чтобы лечиться, тем не менее, были назначены судебно-медицинские экспертизы», - рассказывает Антон Симаков. 

Расследование, как сообщала пресс-служба СК, завершили в октябре 2020 года. На скамье подсудимых оказались три сотрудницы АОДКБ: заместитель главного врача по лечебной работе Ася Серга, заведующая отделением эпидемиологии Галина Платова и завотделением гематологии Ирина Батурская. Их обвиняли в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 293 УК РФ (халатность). 

Как выяснили следователи, из-за халатного отношения медработников вирусным гепатитом С в больнице заразились 164 ребенка. Эти заражения продолжались как минимум девять лет: с 2009-го по 2018 год. 

В своей работе следователи опирались в том числе на акт Роспотребнадзора, который специалисты ведомства составили к ноябрю 2019 года (копия акта есть в распоряжении «АиФ-Дальинформ»). В нем описаны результаты расследования массового инфицирования пациентов Амурской областной детской клинической больницы вирусным гепатитом С. 

Фото: Кадр Первого канала

По заключению экспертов Роспотребнадзора, в гематологическом отделении был хронический очаг инфекции, который сохранялся длительное время. Первые случаи заражения в отделении врачи обнаружили в 2000 и 2005 годах, вирус продолжал передаваться детям до конца 2018 года. 

Во время расследования специалистам даже удалось выяснить личность первого носителя вируса, который потом передавался другим детям. Нулевым пациентом, вероятно, мог быть ребенок 1995 года рождения, который впервые попал в больницу ещё в декабре 1996 года. Всего он лежал в гематологическом отделении АОДКБ 15 раз - вплоть до июля 2013-го. Удивительно, но анализ на гепатит С у него взяли только через три года после первой госпитализации, когда медики заметили у пациента структурные изменения печени. 

«Не исключено, что заражение первого ребёнка могло произойти при переливании компонентов крови, в дальнейшем передача происходила от одного пациента к другому при парентеральных манипуляциях контаминированным медицинским инструментарием», - говорится в акте Роспотребнадзор. 

Не исключено, что заражение первого ребёнка могло произойти при переливании компонентов крови, в дальнейшем передача происходила от одного пациента к другому.

Факты, которые вскрылись во время эпидрасследования шокируют: медперсонал повторно использовал одноразовые заглушки для катетеров и медицинские лотки. Кроме того, вирус мог передаваться через руки медработников, которые не использовали перчатки и антисептики, а если медики и надевали перчатки, то не меняли их так часто, как следует, - в одной паре доктор мог работать подряд с несколькими детьми. Кроме этого, в медучреждении был дефицит антисептиков и одноразовых расходных материалов. 

Юристы Амурской областной детской клинической больницы с выводами экспертов Роспотребнадзора не согласились, однако акт санитарного ведомства суд учёл. 

Впрочем, никакого наказания медики, которые должны были контролировать работу персонала в больнице, так и не получили. 22 января 2022 года Благовещенский городской суд… прекратил уголовное дело против них. Как пояснили в пресс-службе суда - истёк срок давности. 

Дело в том, что халатность в силу ст. 15 УК РФ считается преступлением небольшой тяжести, а значит, люди, которые, могли его совершить, освобождаются от ответственности через два года, если приговор не был вынесен раньше. По данным следствия, все трое медиков совершали преступление до 31 декабря 2018 года, а значит, 31 декабря 2020-го срок давности истёк. 

«Несогласие потерпевших и законных представителей потерпевших не является препятствием для прекращения уголовного дела по указанным основаниям», - сухо сообщают в Благовещенском городском суде. 

«Мы пережили, переживаем и будем переживать»

В отличие от уголовного дела гражданские - доходят до своего логического завершения. Как говорит Антон Симаков, десять родителей, получивших компенсации в феврале 2022 года, - далеко не первые. Это те потерпевшие, интересы которых представляла Генеральная прокуратура РФ после рассмотрения уголовного дела.

Самыми первыми компенсации получили 25 пострадавших детей, за ними иски стали выигрывать родители. Тогда их интересы  отстаивало адвокатское бюро из Москвы (S&KВертикаль). Первые компенсации морального вреда взрослые стали получать в 2020 году. 

В среднем одному родителю присуждают около 400 тыс. руб. компенсации. Кому-то эта сумма может показаться большой, но как говорит Антон Симаков, никакие деньги не могут сгладить весь тот ужас, который пережили мамы и папы заболевших детей, и переживают до сих пор. 

«Мы пережили, переживаем и будем его переживать, - твёрдо говорит он. - Когда моя дочь попала в больницу с онкологией, ей было четыре года, но тогда мой ребенок уже был развит как шестилетний. А после заражения гепатитом случился конкретный откат - гепатит С влияет не только на печень, но и на мозг. Сейчас дочке - восемь, она не может ходить в обычную школу, мы постоянно ищем новые способы реабилитации - жена занимается с ребенком круглые сутки. Мы тратим очень много сил, энергии и денег на восстановление. Я столько литературы изучил за последнее время, вы даже не представляете, я нашел специалиста в Германии - это невролог, изучающий тему гепатита С и его влияния на мозг. Этим не занимаются ни органы власти, ни медики - мы, родители, сами ищем способы привести к нормальной жизни наших детей. Я не говорю о том, чтобы жить счастливо. Мы просто хотим, чтобы наш ребенок жил обычной жизнью, как остальные дети». 

Антон говорит, что для семей, которые оказались в этой истории жертвами, болезнь потянула новые проблемы: кто-то разорвал отношения с родственниками, кто-то был вынужден поменять школу, потому что на ребенка тыкали пальцем из-за гепатита, кто-то бросил родной город, потому что жить на старом месте оказалось невозможно. Антон с семьёй также в Амурской области уже не живёт. 

«Мы уехали из Благовещенска, потому что там не могли получать ни адекватную медицинскую помощь, ни реабилитационную, ни образование. Последствия болезни не проходят бесследно, дочка до сих пор не вылечена», - говорит Антон Симаков.  

Как он отмечает, целью его похода в суд были не деньги, а привлечение максимального внимания к их ситуации и проблеме, с которой сталкиваются семьи, где дети заболели гепатитом С. 

«Мы пошли в суд, потому что, ни для кого не секрет, - судебные разбирательства у нас в стране тянутся долго, и на всём этом пути мы можем привлекать внимание к нашей истории. Дело в том, что когда факты заражения только вскрылись, препараты прямого действия против гепатита были положены только взрослым - от 18 лет. Мы дожали, и теперь их выписывают и детям с 12-и лет. Тем, кто младше, как моя дочь, этих лекарств приходится ждать годами. Моя цель - поддерживать интерес общества к этой теме и дальше, - говорит Антон Симаков. - А глобально - добиться того, чтобы срока давности по любым преступлениям, где пострадали дети, - вообще не было».

В СК говорят, что еще во время расследования уголовного дела правоохранители подтолкнули правительство Амурской области к тому, чтобы чиновники создали региональную программу по дорогостоящему лечению пострадавших в больнице детей, их комплексной реабилитации, а также социальной и психологической помощи им и их семьям. Программа, принятая в 2019-ом на три года, заканчивается в 2022 году, и родители беспокоятся, продлят ли её. 17 февраля 2022-го Антон Симаков направил обращение к губернатору Приамурья Василию Орлову с вопросом о закупке препаратов на 2022 год. 

Тем временем, как сообщила корреспонденту «АиФ-Дальинформ» старший прокурор управления Генпрокуратуры РФ по ДФО Ольга Яновская, ведомство продолжит защищать интересы пострадавших от заражения в больнице жителей. Сколько таких граждан еще могут обратиться за получением компенсации, в ведомстве сказать не могут, но обещают помочь всем, кто обратится.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах