Примерное время чтения: 4 минуты
652

«Я проверял этот рудник». Эксперт оценил возможные причины ЧП на «Пионере»

В Приамурье, где так и не спасли 13 горняков, заваленных в одной из шахт рудника, теперь ищут виновных в аварии: под стражей уже и управляющий «Пионера», и главный инженер объекта, и оба инспектора амурского отделения Ростехнадзора.

Многие амурчане ещё в ходе спасательной операции задавались вопросом: «Столько везли техники и спасателей из других регионов ДФО и даже РФ, теряя драгоценное время! Неужели ничего своего не было на месте? А должно было быть?»

Об этом «АиФ-ДВ» поговорил с бывшим инспектором Ростехнадзора, работавшим в 2008 - 2017 годах. Эксперт пожелал не называть своего имени. 

Ниже класс – ниже затраты

«По закону организации, эксплуатирующие опасные производственные объекты (ОПО), обязаны, во-первых, заключать договор на обслуживание с профессиональными аварийно-спасательными формированиями (ПАСФ); во-вторых, иметь свои нештатные службы с соответствующим оборудованием, – рассказывает эксперт. – На объектах, где ведутся горные работы, такие формирования называются вспомогательными горно-спасательными командами (ВГК). И их наличие – одно из требований для получения лицензии на работы в шахтах. Поэтому и логичные вопросы: почему на «Пионер» тащили спецоборудование из Якутии, с Кузбасса – не было своего? Или было, но не знали, как им пользоваться? А была ли ВГК (ведь тогда спасательные работы можно было начать тут же)? Аттестованная? А кем?

Обязательно нужно уточнить класс опасности «Пионера». По моим данным, он II-й. Но ведь у всех шахт в РФ I класс! То есть на «Пионере» явное нарушение? И пропустить его мог только Ростехнадзор. На мой взгляд, класс изменили для уменьшения уровня опасности объекта, а значит, сокращения затрат на обеспечение безопасных условий труда.

Самое же главное – вопрос спасательных команд на объектах должен быть на совместном контроле Ростехнадзора (проверяет сам объект – ту же шахту) и спасателей (проверяет ВГК на объекте). По логике должно быть так: спасательные службы проверяют спасательное подразделение, и только потом Ростехнадзор выдаёт лицензию. На деле структуры в этом вопросе не взаимодействовали – думаю, и сегодня мало что изменилось. Ростехнадзор лишь интересовался, есть ли договор со спасателями, а законность его заключения вообще не проверял. А будь всё по правилам, тот же «Пионер» лицензию не получил бы. Ладно, это пропустили, но хотя бы трагедии на руднике можно было избежать!»

Реакции не было

«В свою бытность я проверял и «Пионер», и другие амурские рудники, и в процессе выявлялись и такие интересные вещи: на ОПО ещё и свои пожарные команды записывали в спасатели! – продолжает экс-инспектор. – Но, конечно, формально, без аттестации и обучения, потому что пожарный – не спасатель!

Впервые я столкнулся с тем, что пожарный – всё-таки спасатель (по логике производственников) при проверке в Тынде, где заключили договор не с ПАСФ, а с пожарным поездом! В процессе разбирательств объявился Амурский центр ГЗ и ПБ: «Поезд – наше подразделение», и в суде предъявил своё свидетельство об аттестации. Но по закону такие структуры, как ГЗ и ПБ, не должны и близко подходить к ОПО. Профессионалы-спасатели с допуском на опасные производства должны проходить аттестацию и обучение в комиссиях на уровне Минэнерго, Минпромторга и Росатома: по всем объектам, находящимся в ведении этих структур.

А в Амурской области, как оказалось, создана своя аттестационная комиссия – при региональном правительстве, которая аттестует свои аварийно-спасательные формирования – тот же центр ГЗ и ПБ. Но эта комиссия, повторяю, не уполномочена выдавать свидетельства на обслуживание ОПО. А сотрудники Центра аттестованы, например, на поиск заблудившихся в лесу, извлечение утонувших из водоёмов, сбор с земли разлитого топлива.

А вот опасные объекты такие формирования не могут обслуживать, хотя и берутся за это, прописывая себе любые аварийно-спасательные работы. ГЗ и ПБ, являясь казенным учреждением, обслуживает объекты в области на коммерческой основе, нарушая законодательство.

В своё время о тотальном нарушении законных инструкций при эксплуатации ОПО сообщалось во все возможные инстанции. Всё осталось без должного внимания. Может, теперь обратят?»

Проблема, считает эксперт, не ограничивается одними лишь рудниками. 

Как отреагировать на трагедию с «Пионером»?

«Во-первых, проверить классы опасности всех ОПО на соответствие. Отсюда, во-вторых, – наводить порядок в обслуживании объектов профессиональными аварийно-спасательными службами и нештатными формированиями, – считает эксперт. – В-третьих, проверить ДВ-управление Ростехнадзора».

Между тем на особый контроль вопросы безопасности на амурских рудниках после трагедии на «Пионере» взяла «Ассоциация золотопромышленников Приамурья».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах