124

«Мир погряз в заблуждениях». Художник обменял машину на 150 книг

Альберт Калинов / личный архив

Земля – это холст. Летом – для метровых картин на песке, зимой – на снеге. Люди, животные, природа – все зависит от вдохновения. Если же за окном непогода, необычный художник меняет амплуа и становится писателем – автором детских сказок. Первая книга Альберта Калинова – «Сказания об Иле» – увидела свет в прошлом году.

Театрал-спецназовец

Никита Иванов, «АиФ-Дальинформ»: Альберт, рисование – основное ваше занятие?

Альберт Калинов: Рисовать я любил и умел с детства, но никогда не думал об этом, как о том, на чем буду зарабатывать. Это было лишь увлечение. Но сложилось так, что хобби стало моим делом. Сейчас я на пенсии. С 1990-х, почти сразу после армии, служил в ОМОНе. В те времена на улицах царил бандитизм. Полный хаос вокруг – и я мечтал хоть как-то этому помешать. И в этом вопросе наше подразделение было единодушно. Правда, сначала я хотел стать моряком: ради этого даже переехал из родного Теплоозерска в Еврейской автономной области в Благовещенск и поступил в речное училище. Но не сложилось: я встретил свою любимую, будущую единственную жену и мать моих детей, а теперь уже и бабушку внуков. И понял, что не смогу служить на корабле: долгую разлуку с любимой я вынести был не в силах. Так что до 1998 года служил в ОМОНе. А потом, когда уходил оттуда, заглянул внутрь себя и задумался – а чем я хочу заниматься? Решил, что рисованием. А еще – открыть театр теней. И открыл.

– Театр теней?

– Да, «Мольберт». Смысл в том, что зрители видят тени, которые на самом деле составлены из тел актеров. Машина, коробка, пианино, стол, слон – все это изображали люди. Вы не представляете, как это непросто: четыре или даже пять человек стоят друг на друге, попутно что-то держа в руках. Для этого они должны быть очень гибкими, пластичными, иметь хореографическую подготовку. В театре работали десять актеров. У нас не было своего помещения, репетиции и выступления проводили в чужих залах и всегда зависели от их владельцев. А потом у меня закончились средства на содержание этого проекта. Когда попробовал обратиться за помощью к властям, мне сказали, что я получу деньги только в том случае, если в актеры возьму сирот и детей с ограниченными возможностями. У меня аж глаза на лоб полезли! Говорю – я бы и рад, но как их задействовать в постановках? Они же не смогут выполнять сложные действия на сцене, да это буквально опасно – на репетиции нередко бывает, что кто-то может получить травму. А если взять их, чтобы они стояли в сторонке, они будут чувствовать себя обделенными. К сожалению, сотрудничать на иных условиях со мной отказались. Культура и искусство мало кого волнуют в наше время, а уж в Хабаровске об этом и говорить нечего.

Фото: личный архив/ Альберт Калинов

Книга вместо машины

– А когда к рисованию добавилось еще и писательство?

– Это было как раз после театра. Я начал писать свою первую книгу – «Сказания об Иле», рабочим названием было просто «Иль». Идея, которую я в нее желал вложить – борьба со злом, сама суть добра, зла и покаяния – буквально заворожила меня, а потому я всегда старался выкроить минутку, чтобы изложить ее на бумаге. Тем не менее, процесс занял почти десять лет – по строчке, по абзацу, по страничке.

Я хотел донести мысль о том, как человечество далеко ушло от истины и насколько сильно погрузилось в собственные иллюзии. Это книга о народе «Иля», единственном кто остается верным заветам предков и движению к свету, в то время как весь остальной мир погряз в заблуждениях. Считаю, что ее стоит прочесть, как минимум, тем, кто хочет разобраться в себе самом, кто заблудился в поисках чего-то простого и тем, у кого светлое сердце.

– Сложно было работать над книгой?

– Куда сложнее оказалось ее издать. Я раньше этим не занимался, поэтому решил обратиться в московскую компанию. Думал, там настоящие специалисты. Продал машину, наскреб денег ровно на 150 экземпляров и отправил их вместе с текстом и картинками, нарисованными мной для книги. Однако вопреки моим ожиданиям, эти «профессионалы» больше навредили, чем помогли. Когда мне прислали первую часть текста после редакции, я пришел в ужас. Имена некоторых персонажей поменяли, некоторых вообще соединили в одного, многие уникальные для моего воображаемого мира термины были «поправлены» редакторской рукой. Я долго воевал с ними, чтобы править едва ли не каждую строчку, и потратил на это немало сил, ведь деньги были уплачены вперед и я не мог их вернуть. В итоге я все же после долгих страданий сумел напечатать книгу и получил свой скромный тираж. Но это была не единственная моя беда.

Фото: личный архив/ Альберт Калинов

Двойной «Иль»

– Что же произошло?

– О, ты не представляешь! Еще до того, как книга была закончена, я выложил ее в интернете на специальной сетевой площадке. Она тогда называлась «Иль», и я сказал друзьям, мол, найдите и прочитайте. И решил сам глянуть, как она выглядит в электронном виде. По запросу в интернете я легко нашел книгу с таким названием, и автор тоже был Калинов – но только не Альберт, и не из Хабаровска, а из Черногории. Но поразило меня даже не это. Я решил почитать, что пишет мой однофамилец. Меня хватило ровно на полстраницы, чтобы понять, что передо мной история о двух мужчинах нетрадиционной ориентации. Я был в ужасе! В моей книге «Иль» – высокие идеалы, народ, который противостоит всему развращенному, что есть в остальном мире, а там – чистая порнография. Я поспешно поменял название и остановился на «Сказаниях об Иле».

– Вопрос зла вы уже рассмотрели, какой на очереди?

– В очередной книге хочу дать ответ на вопрос «что есть время?» Названия у нее пока нет. Она сейчас на самой начальной стадии написания. Когда закончу ее – не знаю. Но одно могу сказать точно, ее я отдавать на редакцию и печать в Москву уже точно не буду.

Оставить комментарий (0)
Загрузка...

Топ 5 читаемых

                     
        Самое интересное в регионах