aif.ru counter
377

Легко ли быть реставратором в Хабаровске

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 12. "АиФ-Дальинформ" №12 19/03/2014
Реставратор икон Елена Евстратова
Реставратор икон Елена Евстратова © / Ольга Аполлонова / АиФ

В залах художественных музеев и галерей, передвигаясь от одного рукописного шедевра к другому и наслаждаясь свежестью красок, иногда задумываешься: а кто же эти полотна так искусно приводит в порядок? Не могут же картины, написанные несколько веков назад дожить до наших дней в таком прекрасном состоянии.

О секретах профессии мы беседуем с Еленой Евстратовой, реставратором Дальневосточного художественного музея. Кстати, на днях в музее открылась экспозиция отреставрированных древнерусских икон.

Молчание картин

- Кем на самом деле чувствует себя человек, дающий новую жизнь мировым шедеврам с утраченными фрагментами?

Картина "Обжора" ждёт своей очереди Фото: АиФ / Ольга Аполлонова

- Я не очень люблю, когда реставраторов называют докторами. По той причине, что пациент-человек всегда может сказать, где и что у него болит. Полотна при восстановлении, к сожалению, молчат. И не волшебники мы вовсе, Это огромный кропотливый труд, очень ответственный, с потерей здоровья. В первую очередь страдают глаза, потому что они всегда в напряжении. Чтобы увидеть мельчайшие детали, мы, конечно же, надеваем очки, но они не защищают от паров растворителей. И таких нюансов очень много.

- И всё же вы остаётесь верны профессии. Как вы стали реставратором?

- Я никогда и не думала, что буду восстанавливать картины. С детства мечтала быть актрисой. А стала сначала архитектором, и 15 лет уже работаю в реставрации в художественном музее. Мне было не так трудно овладеть профессией, потому что архитекторов технически готовят сильнее, чем художников. Высшей математики и сопромата у них нет.

И ещё мне посчастливилось познакомиться и подружиться с Ларисой Яшкиной, профессором реставрации. Она автор всех методик, которые используют сейчас специалисты всего мира. И вообще, в последние десятилетия профессиональные навыки реставратора передаются из уст в уста. Этому в институте не учат намеренно, потому что сейчас столько мошенников развелось.

Выставка икон в Дальневосточном художественном музее Фото: АиФ / Ольга Аполлонова

В мастерской - как на кухне

- Сейчас каждый «маляр» себя считает реставратором. Я недавно услышала от юной особы: а я тоже реставрировала одну поверхность. Для меня – это очень значимое слово. И не надо на одну ступень его ставить с восстановлением утраты штукатурки на стене. Прежде, чем реставрировать что-то, нужно это заслужить.

Но вы знаете, как сложно привлечь в нашу профессию молодёжь. Я читаю лекции студентам худграфа и архитектурного факультета. Им всё безумно интересно. Всегда внимательно слушают, но как только узнают про заработную плату – интерес пропадает. Время сейчас такое. Но я всегда настраиваю молодых людей, заинтересовавшихся реставрацией, заниматься самообразованием в живописи, физике и химии.

Нужно в первую очередь знать, как соединяются химические составы. Реставрация не получится без знания технической части. Обычно студенты 2-3 курсов думают: я же уже художник, я сейчас возьму и допишу – делов-то!.. Приходится их немножко остужать. Угадать и подобрать замес красок или проанализировать замысел автора картины – как для хорошего повара приготовить изысканный десерт. Нужно сначала подобрать тщательно ингредиенты, а затем правильно их соединить друг с другом. Так и в реставрации – очень важна подготовительная часть. А потом получаешь наслаждение – приступаешь к реконструкции.

Выставка икон в Дальневосточном художественном музее Фото: АиФ / Ольга Аполлонова

Не волшебники, но всё же…

- Но, реставрируя то или иное произведение искусства, вы же не создаёте новый образ или сюжет. Как угадать стиль, характер мазка, идею автора?

- В этом помогает анализ. Прежде чем приступить к работе, мы обязательно произведение исследуем. Изучаем, если это икона - левкас, если картина - грунт: масляный он или эмульсионный. Исследуем холст, на иконах - деревянную основу. Пока со всем этим работаешь, приходят и другие откровения. К примеру, последовательность мазка, манера письма автора. Ты же двести пятьдесят раз перевернёшь работу, заглянешь во все щёлки.

К сожалению, большие утраты не восстанавливаются. (Это к вопросу о волшебниках). Если у произведения осталось, к примеру, 30% живописи авторской, такую вещь невозможно восстановить. Берутся, правда иногда умельцы и за подобную работу, но в том случае, если есть фотодокумент утраченных кусков. Ведь когда больше половины картины отсутствует, откуда узнать, что было на холсте изначально?

- Какие краски годны для «оживления»?

- Мы работаем и акварелью, и темперой, и маслом. Только, конечно, не из книжного магазина. Нам повезло в прошлом году с финансированием, удалось приобрести очень хорошие голландские краски ручного перетира. Правда, денег хватило не на всю цветовую гамму, они безумно дорогие. Но базовые тона я смогла выбрать. Средний тюбик в 20 мл стоит около 3 тысяч рублей, тюбик в 7 мл - 800 рублей. Вот и считайте.

Да и сама работа реставратора, по идее должна оцениваться недёшево, но мы - не Москва и не Питер. Заказов дорогих у нас нет, люди не идут в профессию. Нужно быть очень большим альтруистом, чтобы продолжать работать реставратором.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество